Важные ссылки



~≈Thranduil≈~

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

1принят

Сообщение автор Thranduil в 6/1/2015, 22:08




:



}0@cdSzäI9ð@lc0íä}
}bRäIòI6b,bR@ð0}
}ð@ð3b@lð,}
}c@c,Ib@x,Iäcßcäb,}


37]G2P.Öj 2hT7`B]G3]Öj
lTsj hV ylT6lTs7hT3
hT7hTelT7`BhT6
]G7]G6 lT7iG6=j]G8s]GjlT6


372P#hJj 27Y`B3EhEj-
x$j ~N t5$x$73Y-
7YeY6R`B5^-
7E5# 7F5Ô=jiExjE5$=-=


Thr˙andu˙ıl Dor˙ıatha˙ıl.
Egl `o Ìen˙egroth.
Oroph
˙er˙ıon.
̇Aran ̇Eryn L˙asgalen.


Òð˙àíäó´èë Äîðè˙àòñêè´è.
Ýëüô èç Ìåí˙åãðîñà.
Ñûí
̇Îðîôåðà.
Êîð˙îëü Çåëåíîë˙åñüÿ.


ñ™
5$3R
Eneth
È̇ìÿ

 
Давая имена своим чадам, эглат, как правило, выбирали одно; в отличие от годиль, кои носили прозвания, данные отцом, матерью, супругом или выбранные самостоятельно. Посему для серого эльфа имя его имело больший вес, ведь давалось единожды и не могло быть изменено впоследствии. Некие из эглайн, родичами коих становились представители Мудрого Народа, перенимали часть их традиций, в том числе и в выборе имен. Но, давая имя сыну, Орофер остался верен традициям собственного рода.
0@cdSzä
Старые Рунические письмена, позаимствованные Дайроном у эльфов Оссирианда.
Начертание литерами алфавита, кой использовался в Королевстве Дориат и назывался Кертас Дайрон (Certhas Dairon) «руны Дайрона» и позже, будучи доработан Мудрым Народом, распространился по всему Белерианду, где был известен как Ангертас Даэрон (Angerthas Daeron), что на языке Серых Эльфов означало «длинные руны Даэрона».
Читать эту надпись следовало как: «Трандуил» (Thrandujl).
Начертание имени с помощью длинных рун, изобретенных Дайрономꜝ{позже – Даэрон} – менестрелем при дворе Владыки Элу Тингола. Подобные письмена были дориатской альтернативой годеллен с его теват (тенгвар), неприемлемыми для большинства жителей Огражденного Края, в частности, для самого Короля Сумерек. Таким мог быть вид записи при внесении имени в семейное древо в архивах Менегроса, ведущееся на гартурианском (дориатском) диалекте, хотя впоследствии и оно – древо – могло быть переведено на более поздние виды письменности эглат.
! Полагается, что именно Дайрон изобрел длинные руны, однако при более детальном разборе становится ясно, что он лишь перенял ту письменность у денил Оссирианда (Линдон). Ведь многие из эльфов, говоривших на Паэс э Дадрим, поселились в Огражденном Крае после гибели их Короля (Денетор). Родственная рунам Дайрона письменность существовала у восточной ветви денил, живших за Эред Луйн; именно у них люди сих земель заимствовали письменность.

37]G2P.j
Лам Эгладрен времен Белерианда
Данная запись представлена в виде теват, разработанных уже самими тинниль. Таковые литеры использовались на территориях Белерианда практически всю Первую Эпоху Солнца. В частности сей стиль присутствовал в государственных документах  Дориата и личных письмах его жителей, постепенно вытеснив из эльфийского обихода рунные знаки Дайрона. Хотя хадод, позаимствовавшим кирт, было удобнее вырезать эти четкие символы на камнях, а вот тинниль предпочли куда как более эстетичную форму письма.

372P#hJj
Лам Тиндрен более позднего периода
Сия запись выполнена в обновленном стиле, на коем впоследствии писали тинниль и знающие тиндрен жители Средиземья.
 
37E2lJj
Запись литерами Мудрого Народа.
Переводом не является! Но видны отличия в каллиграфии.
Род Трандуила восходил к Эльмо – младшему брату  Элу Тингола, Владыки Дориата. Ветвь Эльмо была известна в кругу знающих особ традицией давать имена, связанные с деревьями. Так Орофер именовался «высоким буком», а его младший брат – Галадон – был наречен именем «древо». Посему имя для своего сына старший тиннель выбрал с тем же подтекстом: «бурное весеннее цветение» [букового дерева], и то впоследствии стало основой для имени его внука, названного – Леголас, что означало: «зеленая листва» [бука].

Thr˙anduil
[θrˈɑndujl]
«Á˙óðíîå Âåñ˙åííåå Öâåò˙åíèå»
tharan
[θrɑn]
«сильный», «энергичный», «динамичный»; что в данном случае может быть интерпретировано как  «бурный» («стремительный»).
tuil
[tˈujl]
«весна».
ethuil
[ˈɛθujl]
«весна», «весенний сезон» (в частности, «поздняя весна»); этот сезон еще называют «цветением».
  • Oropherion

  • 231
  • 137
  • 22
avatar

Lhûthron ~ Чародей

Thranduil
Oropherion



Мотыльки231 свитки137 Клеверы22




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

2принят

Сообщение автор Thranduil в 11/6/2015, 00:05


ò˜
5,Y
Noss
Ð˙îäñòâåííûå ˙óçû


2~C2
Dˆad
«äåä»

bBBð,
lTjjhT6
jF°5^
̇Ellon
«Çâåçäî÷˙åò»
«Ýëüô»
Ellon
«муж звезд», «звездочет»,  «эльф».
Elmo
вариантная форма в языке годиль, кою можно перевести как «звездочет» или «наблюдатель за звездами», ведь суффикс  «-mo» – деятельный, что предполагает род определенной деятельности у носителя имени.
! В качестве подкрепления данного утверждения выступает слово «Elentirmo», перевод коего аналогичен данному. Приведенный пример отличен лишь тем, что в нем использованы полные формы слов «elen» и «tirmo», когда как в использованном выше краткие: «el» и «mo».

2#6E
Adar
«îò˙åö»

ð@ð3b@b,
hT7hTelT7lT6
7YeY6R
̇Oropher
«Âûñ˙îêèé Áóê»
Oropher
«высокий бук».
Oropheren
Вариация имени, которая могла быть использована в Дориате.

t$jF
Emel
«ìàòü»

ä*@lb,
j]ê7`BlT6
j.E7`B5$
L˙aurien
«Çîëîòàÿ»
Laurien
«золотая дева», «золотая».
! Не является каноничным.

1~N6 5$ 727E
xè5#~N6
Tˆor en-adar
Gwanˆur
«áðàò îòö˙à»
«ð˙îäè÷»

RcB9lèd
s]Gj2`BhT2
xjE4#5^
G˙aladhon
«Äð˙åâî»
Galadhon
«дерево» («древо»).
Galdiond
Дориатская версия имени.

75$
xè5#~N6
Ren
Gwanˆur
«êóç˙åí»
«ð˙îäè÷»

gbäb2ð@,
alTjlTwhT76
zjFw$7Y5
C˙eleborn
«Âûñ˙îêîå Ñðåáð˙ÿíîå Äð˙åâî»
Celeborn
«высокое сребряное древо».
Telporno
«высокое серебряное дерево» в речи Мудрых.

w7R3F
Bereth
«ñóïð˙óãà»

bzälc,8
lÕj`B]G1[
hRj`B1E
̇Eilian[t]
«Ð˙àäóãà»
Eilian[t]
«радуга», «небесный мост».
Омонимично слову «Ветвь» [Eilian/Эйлиан].
Слово «gell» впоследствии приобрело и иное значение, а именно: «радость», «триумф».

l5^
Ion
«ñûí»

BíRèBc%
BiRèBc#
s]j]shTj]G8
jlTshTj]G818
jxRjHiE
L˙egolas
«Çåë˙åíàÿ Ëèñòâ˙à»
Legolas
«зеленая листва».
Laigolas
Laegolas
Дориатский вариант.
Legolast
«обладающий острым зрением» поздняя альтернатива «Laigolas».
Laiqalassë
«зеленый лист» вариантная форма из речи Изгнанников (ранняя форма).
Laicolassë
вариация Годеллим.
  • Oropherion

  • 231
  • 137
  • 22
avatar

Lhûthron ~ Чародей

Thranduil
Oropherion



Мотыльки231 свитки137 Клеверы22




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

3принят

Сообщение автор Thranduil в 11/6/2015, 13:23


ó˜
zhE3j
Caithl
Ïðîèñõîæä˙åíèå

7t%
Rim
«íàð˙îä»
:

«Ãîâîð˙ÿùèå»
zê5$5%
Cwennin
Êâåíèí
zR2%
Quendi
Êâýíäè

«Çâ˙åçäíûé Íàð˙îä»
4RjT / 4Rj°°FFt%
Edhil / Edhellim
Ýäèëü / Ýäåëëèì
`VmE6 / `VmEjT`V
Eldar / Eldali˝e
Ýëüäàð / Ýëüäàëèý

«Ïî˙þùèå»
xj5%{jT / xj2{%7t%
Glinnil/Glindrim
Ãëèííèë / Ãëèíäðèì
jT2#6 / jT2#jT`V
Lindar/Lindali˝e
Ëèíäàð / Ëèíäàëèý

«Ïîñë˙åäíèå»
1jF6T / 1jF7F;t%
Telir/Telerrim
Òåëèð / Òåëåððèì
1FjF7T   / 1FjFFjT¸T`V
Teleri/Telelli˝e
Òåëåðè / Òåëåëëèý

«Ñ˙åðûå»
35%{jT / 32{%7t%
Thinnil/Thindrim
Òèííèëü / Òèíäðèì
iT2#6 / iT2#jT`V
Sindar/Sindali˝e
Ñèíäàð/Ñèíäàëèý

«Îñò˙àâëåííûå»
x$jhE5 / x$j2#7t%
Eglain/Egladrim
Ýãëàéí/Ýãëàäðèì
9`VaRmT
Hekeldi
Õåêåëüäè

«Îãðàæä˙åííûå»
l3DjT / l3D7t% / 27H`B3D7t%
Iathil/
[Dor]Iathrim
Èàòèëü/
[Äîð]Èàòðèì

«Íàð˙îä ˙Ý̇ëó»
jFyJhE3
Eluwaith
Ýëóâàéò

«Çàäåðæ˙àâøèåñÿ»
jFw$7T
Lemberi
Ëåìáåðè

В частности Трандуил был одним из так называемых Иатрим («Огражденных»), так как являлся жителем Сокрытого Края (Дориат). Мудрые стали называть его народ – Эглат, вкладывая в это слово смысл «Оставленные», «Покинутые», хотя в речи самих дориатцев оно могло быть использовано лишь для самоопределения, так как любой из них мог назвать себя – Egl, что искони означало «эльф». Также Годиль именовали их Элувайт («Народ Элу», «Подданные Элу»), а из прочих имен в наречии Годеллим им дано было – Лембери («Задержавшиеся»).
Другие имена народа Трандуила:
Друзья Оссэ, Эльфы Сумерек, Чародеи, Укрытые Мелианд, Родичи Лютиэн.


5~N8
Nôs
«ðîæä˙åíèå»


÷™ñ™ó˜
Nelcharan
pae-ar-odog
Íåëõàðàí
ïàý‐àð‐îäîã

Родился эгл в 317 году I Эпохи. Случилось то в столице Королевства Дориат – в прекрасном граде Менегрос, чья несравненная красота навсегда запомнилась сыну Орофера и впоследствии стала прообразом для создания иного пещерного дворца, в коем правил уже сам Трандуил.

w7E26Y
Bardor
«Ðîäèíà»

2bäb@lcd
wlTjlT7`B]G2{
wjR7F`B2#
Bel˙erian[d]
«Ñòðàí˙à Áàë˙àðà»
Beleriand, Белерианд {позже – Белериан} изначально – земля на берегу устья Сириона, что против острова «Балар», впоследствии же данное прозвание применялось уж и к ‘большой земле’ до самого подножия Эред Луйн. Земли же за пределами Дориат (Запад Белерианда), пребывавшие, однако, под Покровом Мелианд {позже Мелиан}, где проживали в большинстве своем эльфы темные, сами дориатцы именовали Аргад(ор), а Народ Берегов прозвал: Ариад(ор).

Государство, в котором родился и провел детство и молодость:

9ð@lc0
9ð@  zc0
2hT7`B]G3
2hT7 ~B]G3
27Y`B3E
26Y l3E
D˙oriath
«Îãðàæä˙åííàÿ Çåìë˙ÿ»
Dóriath / Dôr Iâth, До́риат, Дор Иат – Королевство Элу Тингола. Прославилось сим именем после того, как Супруга Короля – Банвен [Майэ] Мелианд – укрыла земли их от вторжения врагов и гостей незваных особым куполом, впоследствии прозванным «Завесой». Располагалось Царство в долине реки Сирион, что западнее горного хребта, окружавшего Гондолинд {позже Гондолин, Гоннолен}, одну часть коего прозвали Эхориат, а иную, более южную – Криссаэгрим.

Вариации наименования:

bRäcdð@
lTsj]G2{hT7
xRRj2#6H
˙Egla[n]dor
«Ýëüô˙èéñêàÿ Çåìë˙ÿ»
Églandor, Э́гландор {позже – Э́гладор} – исконное прозвание Королевства Тингола. Эльфы, что задержались в Срединных Землях дабы отыскать Владыку, и тем упустившие шанс отбыть в Неискаженный Край, создали свое Королевство, кое упоминалось среди его жителей лишь как «Эльфийская Земля», в то время как Годиль, упоминая сей край, называли его Эгламар, согласно особенностям речи своей, и подразумевая при том «Край Покинутых».

Rc@0S@lcd
s]G73.G7`B]G2{
x7E37U`B5
Garth˙uria[n]d
«Îãðàæä˙åííîå Ö˙àðñòâî»
Garthúriand, Гарту́рианд {позже – Гарту́риан}. Сие наименование являлось дориатской альтернативой уже имевшемуся имени, и в обиход вошло лишь после появления Завесы Мелианд.

Город, в котором вырос:

6b,bR@ð0
s]ylT6lTs7hT3
t5$x$73Y
Ìen˙egroth
«1728 Ïåù˙åð»
Menégroth, Мене́грос – стольный град Королевства Дориат.
Значение сего прозвания в понимании эдайн было – «1000 Пещер», хотя для эдиль те цифры не были чем особенным, когда как число 1728 имело сакральный смысл. Посему в понимании эльфа название города означало «1728 Пещер».
Град лежал под скалистыми холмами близ реки Эсгалдуйн - главной ‘вены’ Дориат и окружен был лесами.

Сноска наименований:

Сноска наименований:
Другие названия Белерианд:
Hecel(da)mar, Хекель(да)мар   на языке Годеллим «Дом Покинутых», «Оставленный Дом».  
Valariandë, Валариандэ – эквивалент наименованию «Beleriand» в ‘квенья’ Изгнанников.
Hecel(lu)bar, Хекел(лу)бар    в наречии Телеррим.
Иные имена Дориат:
Artanor, Артанор –эквивалент наименованию «Doriath» в наречии Годеллим
Eglamar, Эгламар – эквивалент слова «Eglador» в речи Мудрых.
Gar Thurion, Гар Ту́рион «Тайное Место» (также это имя звучало и в отношении Гондолинда).
Ardalomba, Ардаломба – эквивалент названия «Gar Thurion» в наречии Годеллим.
Ardholen, Ардолен – эквивалент слова «Garthúrian» в диалекте Годиль.
Arthoren, Арторен – перевод слова «Garthúrian» Мудрым Народом.
Arthórien, Арториэн – нолдоризированная форма «Garthúrian» (не является переводом, лишь адаптацией).
Lestanórë, Лестанорэ – кв. «Земля Пояса», «Опоясанная Земля»
Места в районе Дориат, в которых бывал Трандуил:
Esgálduin, Эсга́лдуйн – «Река под Сенью Листвы», граница между лесами Регион и Нельдорет
Esgaliant, Эсгалиант – «мост под сенью листвы», мост на реке Эсгалдуйн.
Région, Рэ́гион – лес «остролистов» в Сокрытом Королевстве.
Néldoreth, Нэ́льдорэт – «буковый» лес в Дориате.
Nívrim, Ни́врим – «западный предел», та часть Дориат, где проживали Телеррим из спутников Элу, также именовался.
Упомянутые наименования:
Árgador, А́ргадор – «Земля за Завесой», наименование жителями Дориата земель, что за Поясом Мэлиан.
Aryador, Ариадор {позже – Ariador} – в диалекте Народа Берегов «Земля Тени».
Góndolind, Го́ндолинд {позже – Gondolin, Gonnólen} – «Скрытая Скала», «Песня Камня», «Сердце Тайного Утеса».
Ondolíndë, Ондоли́ндэ – кв. «Скала Музыки Вод» – первоначальное название Гондолина.
Echoriath, Эхориат – «Круговое Ограждение».
Crissaegrim, Криссаэгрим – «Горные Вершины с расселинами», также известны под названием «Обитель Орлов».
Garioth, Гариот – «Край Тени».
Mathusdor, Матусдор – «Земля Сумерек».

  • Oropherion

  • 231
  • 137
  • 22
avatar

Lhûthron ~ Чародей

Thranduil
Oropherion



Мотыльки231 свитки137 Клеверы22




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

4принят

Сообщение автор Thranduil в 11/6/2015, 17:49


ô™
82#
Sad
Ìåñòîïîëîæ˙åíèå

Место, которое посетил на своем пути из Дориата:

ð%%l@lcd
hT`B7`B]G2{
i;Y7T`B2#
Ossirian[d]
«Ñòðàí˙à Ñåì˙è Ðåê»,
«Êðàé Ï˙åñåí»
Ossíriand, Осси́рианд {позже – Осси́риан} располагался у подножия Эред Луйн близ реки Гелион, чьи шесть притоков пересекали сии земли. В том краю произрастали высокие вязы, а основным населением были Дадрим, любившие лес и знавшие о зверях и травах его более иных народов. Мудрые прозвали их Лайквенди, ибо предпочитали они зелень листвы и часто скрывались в ней от путников. Те эльфы особо трепетно относились ко всему живому, а потому не охотились на зверей, не рубили дерев, не разжигали костров. Быть может, посему Единый наградил их особенными голосами, благодаря чему они стали искусными менестрелями. Именно из-за их проникновенных песен сей край прозвали Линдон.
Место, где завершил свой путь:
@è4c, lè,
uhTr]G6`BhT6
ur^5#`B5^
Rhov˙anion
«Ä˙èêàÿ Çåìë˙ÿ»
Rhovánion, Рова́нион – обширные земли, на коих расположился Зелнолиственный Лес, некогда ставший домом для эльфов Аваррим, а впоследствии приютивший Орофера и его сына Трандуила с последовавшими за ними Тиндрим и Данвайт. В тех краях, к Западу от лесных границ, находилась и деревушка, ставшая домом Бурому Магу по имени Аэве́ндил, кой заботился о всех птицах и зверях в округе. Также на лесных окраинах укоренились поселения людей и Беорна с его немногочисленной родней.
Королевство, которым правит:
b@x, IRcBb,
lT7iG6=s]GjlT6
7F5Ô=xjE5
Eryn Galen
«Çåë˙åíûé Ëåñ»
Éryn Gálen, Э́рюн Га́лен {позже – Э́рин Ла́сгален} – раскидистый лесной массив на землях Рованион восточнее Мглистых Гор. Располагался близ реки Андуйн. Сим государством правил Орофер, а позже перенял правление и Трандуил. Хоть далеко и не всегда Эделлим того края расселены были по всему лесу. В некие периоды истории занимали различные они области в зависимости от того, где было им безопаснее строить свои жилища. Сперва то были окрестности Амон Ланк {позже – Дол Гулдур}, впоследствии – окру́га Эмюн Гален {позже – Э́мюн-ну-Фуйн} средь старых елей, что севернее Мен-и-Наугрим. В тот период истории численность эльфов возросла, а посему стали они расселяться повсюду, где стелился лес. После Войны Последнего Союза, в кой пал Владыка Орофер, от общего числа эльфов сего края осталась только треть, но со временем их число снова возросло. Однако позже, когда в сии земли явился некий Колдун, и Лес погрузился в состояние долгого ‘сна’, отравленный болезнью от его темного колдовства, а в округе холмов стали все чаще появляться злобные твари, Трандуил увел свой народ к Северо-востоку – к берегам Таурдуйн. В холмах близ реки была пещера с множеством ходов, коя славно подходила для укрытия в случае нападения. Именно в ней эльфы и выстроили Арадрюнд, ставшие последним приютом для подданных Короля.  

8*@IbI
dcb9bäð%
l1]ê7=lT=
2P]Þ2lTjhT8
1.E6=`V=
2{lE2jRiY
Taur-e-Ndaedelos
«Ëåñ Âåë˙èêîãî Ñòð˙àõà»
Táur-e-Ndáedelos, Та́ур-э-Нда́эделос – еще одно прозвание Зеленой Пущи, данное людьми. Во времена, когда в сих краях поселился Некромант, и Лес поразила болезнь, люди обходили его стороною, ибо страшились мрака, что сгущался средь его старых древ, ведь даже ден там был темен, как мертвая нощ. Лес стал небезопасен и для лесорубов, кои знали его довольно хорошо, дабы не бояться завываний и шума, создаваемого обитавшими там зверями, ведь в ту пору в тени, что нависла над лесом, скрывались всякие темные твари, убивавшие не одних лишь животных.

8*@I,SI3Sz,
1]ê7=6.G=e.6
1.E6=5`J=ehJ5
T˙aur-nu-F˙uin
«Ëåñ
ïîä Ò˙åíüþ»
Táur-nu-Fúin, Та́ур-ну-Фуйн – сие название было использовано не впервые, ведь ранее звучало и в отношении иного леса много западнее Рованион. Тот лес был хорошо известен выходцам из Дориат, ибо располагался севернее их Королевства. Но едва ли они были рады тому, что их новая обитель обрела подобное же имя на устах странников, едва ли ведавших о том, каковой была жизнь эльфов под сими густыми кронами.
Название государства после Войны Кольца:
b@x, Iäcßcäb,
lT7iG6=
j]G8s]GjlT6
7F5Ô=
jiExjE5$
Eryn Lasgalen
«Ëåñ Çåë˙åíîé Ëèñòâ˙û»
Éryn Lásgálen, Э́рин Ла́сгален – так Трандуил и Келеборн прозвали Лес после изгнания из него прислужников Некроманта. И, воистину, после Войны Кольца сей край расцвел и зазеленел, хотя все меньше эльфов могли оценить его преображение, ведь вопреки тому, что Владыки разделили лес меж собою и задержавшимися в тех краях людьми, вскоре многие эдиль покинули Э́ннорат.
Сноска наименований:

Сноска наименований:
Lindon, Линдон – «Край Песен» в речи Годделим.
Dor Lindon, Дор Линдон – полное название Лидона, применяемое уже в речи Серых Эльфов.
Aradhrynd, Арадрюнд – «Чертоги Короля» – пещерный дворец Трандуила на Севере Лихого Леса. В его строительстве эльфам помогали гномы, но этот факт многими был позабыт или суть его искажена, хотя сам Трандуил и его приближенные все еще хранили память о тех днях.  
Émyn Gálen, Э́мюн Га́лен – «Лесные Холмы», с приходом в Лес Колдуна именовались – Émyn-nu-Fuin (Эмюн-ну-Фуйн) «Холмы под Тенью», а после его изгнания в конце Войны Кольца – Émyn Lásgalen, Э́мюн Ла́сгален «Холмы Зеленого Леса»,
Taurduin, Таурдуйн – «Лесная Река», чей поток протекает через Лес Зеленой Листвы.
Ánduin, А́ндуйн – «Длинная река» близ Темного Леса.
Tir Ánduin (Tirith Anduin), Тир А́ндуин (Тирит Андуин) – «Дозорная при Андуин».
Ámon Lanc, А́мон Ланк – «Голый Холм», место, где обосновался Орофер, когда стал королем.
Dol Gúldur, Дол Гу́лдур – «Глава Темного Колдовства» – Амон Ланк после прихода туда Темного Колдуна. Обычно это название связывают с Крепостью Колдуна.
Émyn Guldur, Эмюн Гулдур – собственно «Холмы Темного Колдовства», на которых стояла крепость Некроманта.
Angá(la)ladh, Анга́ (ла)лад –  «Сокрытые Древа», «Тайные Древа» – засаженная деревьями равнина в центре Темного Леса. Старые дубы там росли очень густо, буквально ствол к стволу.
Cor Angá(la)ladh, Кор Анга́(ла)лад «Кольцо Тайных Древ» –  кольцо древних дубов вокруг каменных могил. Это место было первым убежищем и пристанищем Орофера и Трандуила, когда они достигли Леса после долгих странствий. Рядом с руинами было место погребения Принцев Сильван. Именно посреди Ангалалад было множество розовых кустов, каковые были редкостью в тех краях. Но со временем тропа, проходящая через это место, была позабыта.
Râd Angal(la)ladh, Рад Анга́(ла)лад –  «Тропа, Скрытая Деревьями» «Смеющаяся Тропка» – старая и забытая лесная дорога.  
Men-i-Náugrim, Мен-и-На́угрим – старая лесная «Дорога Гномов», пересекавшая Андуйн у Старого Брода, где и располагался мост через реку. Именно по нему войска Последнего Союза отправились на Юг. К финальным событиям Войны Кольца (конец Третьей Эпохи) мост уже был разрушен.
Men in-Yrch, Мен ин-Урх – тайная «Дорога Орков».
Émyn Thang, Э́мюн Танг – «Холмы Подавления».
Éred Mithrin, Э́ред Ми́трин – «Серые Горы» к северу от Лихолесья.
Rhósgobel, Ро́сгобель – «Бурая Деревня с Ограждением» рядом с Темным Лесом – место, где находился дом Бурого Мага по имени Аэвендил [тинд. Aewendil] (годелл. Айве́ндиль, а среди людей его звали: Ра́дагаст).
Государства, с коими были заключены союзы / налажена торговля:
Ésgaroth, Э́сгарот – поселение людей на Долгом Озере «в Зарослях Тростника».
Dorwínion,  Дорви́нион –  плодородный «Край Вина», поставлявший вина на столы самим королям.
Eríador, Эри́адор – край к западу от Мглистых гор в Средиземье.
Nand, Нанд (он же – Дейл) –  зеленая «Долина» у подножия Одинокой Горы.
Негласный мир были с королевствами:
Imládris, Имла́дрис – «Долина в Ущелье», эльфийский край под дланью Э́льронда Полуэльфа.
Lothlórien, Лотло́риэн (Glórnan, Гло́рнан или Nan Laur, Нан Лаур) – «Цветущая Долина Золота» Ме́ллюрн (годелл. Малино́рни – «золотые древа») под покровительством Владык Келеборна и Галадриэль. Также известна как Lothlúrien, Лотлуриэн или Lothlýrien, Лотлюриэн «Спящий Цветок».
Góndor, Го́ндор – «Каменная Земля» Эдайн, где правили потомки Эльдила  [тинд. Eldil] (годелл. Эле́ндиль) и Наместники.
Róhand, Ро́ханд – «Край Коневодов» в крепких руках сынов Эорла Юного.
Érebor, Э́ребор – «Одинокая Гора», одно из королевств Наугрим, где правил род Дурина Великого
  • Oropherion

  • 231
  • 137
  • 22
avatar

Lhûthron ~ Чародей

Thranduil
Oropherion



Мотыльки231 свитки137 Клеверы22




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

5принят

Сообщение автор Thranduil в 11/6/2015, 17:58


õ˜
z7hU3
Cruith
Âí˙åøíîñòü

:


  Ясные голубые глаза. Взгляд глубокий, выразительный, в моменты всплеска эмоций становился пронзительным и острым, как заточенный клинок, а при особой задумчивости казался застывшим и пустым. Кожа светлая, но не бледная. Волосы цвета белого золота всегда были распущены и ухожены. На официальных приемах их обрамлял венец, украшенный листвой или ягодами, в зависимости от времени года и настроения эльфа. Это и своего рода украшение, и символ власти, выполняющий функцию короны. В походе отдавал предпочтение посеребренной тиаре в виде сплетающихся веток терновника. На пальцах перстни из серебра и самоцветов, к которым синда испытывал особую страсть, ибо они напоминали ему о величии Менегроса – града, в котором он еще юношей представал перед Владыками, один только вид коих заставлял сердце трепетать, что уж и говорить об энергетике, исходившей от них.

  Этот тиннель стал наряжаться экспрессивно, хотя и с пониманием уместности того или иного наряда в каждом конкретном случае, когда перенял правление Зеленолесьем. С тех самых пор в будние дни его плеч касалась вышитая мантия, не сковывающая движений. Она была надета поверх кителя, обтягивающих брюк и сапог. В походе на нем был доспех, а именно: кираса, наплечники, наручи и латные перчатки, поножи и сабатоны. Поверх доспеха блистал серебреный плащ, кой мог не только отвлечь внимание противника, дав фору для маневра, но и при необходимости защитить. На охоте эльфа часто можно было увидеть в белом обтягивающем кителе (редингот), отлично подходящем для конной прогулки, бриджах для верховой езды и сапогах. Однако в юности тинд предпочитал более скромные одежды лиственно-земляного цвета, носимые большинством простых эльфов Дориата, ибо желал тем подчеркнуть свое уважение к отцу и благородным мужам, с коими изо дня в день встречался Орофер.

  В юности, будучи одним из Иатрим, эгл часто носил с собой кинжалы, лук и колчан со стрелами. Он считал себя частью народа вопреки своему особому происхождению, ибо мать его была обычной эльфийкой, о которой едва ли упомянули бы в летописях. Оттого и оружие предпочитал то же, что и у всех. Хотя иногда на тренировках отец давал ему в руки копье, но оно надолго в руках сына не задерживалось, разве что до окончания занятий. Позже, когда эльфу представилась возможность выбирать оружие для себя, он остановился на мече, владению которым его обучили опытные мастера. Хотя на охоту он все также мог брать с собою и лук, но особенной любви к нему не питал. Но не только во время охоты или в момент участия в битве Трандуил носил при себе оружие. Порой и во дворце его можно было увидеть вооруженным, однако, несомненно было одно: ситуация того требовала. Ведь, если король ожидает к себе пленника, не сложно догадаться, что встретит он его не с палицей, а с холодным рассудком и мечом. В иные же моменты не в качестве палицы путника, но для демонстрации власти, сосредоточенной в одних руках, венценосный эльф использовал посох, коим, однако, тоже можно было нанести повреждения, несовместимые с жизнью, в случае необходимости.

  Походка Короля всегда была уверенна, в спокойствии – плавна, в эмоциях становилась более резкой, как и все движения Владыки. Как правило, все тело его в такие моменты было готово к так называемому «прыжку». Зная об этой особенности своего организма, он использовал вспышки эмоций и в качестве оружия во время сражения, выплескивая на противника весь свой праведный гнев. Сложно было гоблинам остановить его удар, но не потому только, что его навыки владения мечом были отточены за тысячелетия, хотя это тоже весьма весомый аргумент, но скорее оттого, сколько в глубине его сердца хладности и горячности в одночасье. Хотя и эти противоречия легко понять тому, кто знает Владыку, ведь его поведение всякий раз отталкивается от внутреннего состояния эгла, редко пребывающего в одном и том же настроении длительное время.

  • Oropherion

  • 231
  • 137
  • 22
avatar

Lhûthron ~ Чародей

Thranduil
Oropherion



Мотыльки231 свитки137 Клеверы22




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

6принят

Сообщение автор Thranduil в 11/6/2015, 18:02


ö˜
elE6
Faer
Äóõ / Õàð˙àêòåð

:

  Лед и Пламень. Временами Трандуил был хладен и суров, но в тот же час в глубинах его сердца скрывалась доброта, присущая Элледрим. Хотя он не выносил, когда что-то выходило из-под его контроля, или же когда в сложившейся ситуации он не был властен и способен что-либо изменить. Тогда он вспыхивал, как факел, смоченный в смоле. И едва ли окружавшим его было приятно подобное его состояние. Хотя некоторым все же удавалось понять его, зная, каким на самом деле он являлся. Вообще говоря, Государь Зеленолесья был довольно терпелив, но даже терпение Родюн не содержалось в бездонной чаше, что говорить об Эглат. Так Ороферионд не терпел неуважения в адрес Тиндрим, в частности к Элувайт, а особенно к самому Тор Тиндума и его ближайшим родичам, коим и являлся и сам, хотя и в пору процветания Дориат, и впоследствии какое-либо уничижительное обращение в адрес Элледрим в своем присутствии терпеть намерен не был. Слишком предан он был своему роду, и так важно было для него все то, что впитал он с молоком матери.

  Трепетно относился Трандуил и к памяти отца, но никому не позволял заглянуть в свою душу настолько, чтобы было возможно разглядеть, насколько глубока его рана даже спустя не одно столетие. Утративший мать, он лишился света, путеводной звезды, компаса на извилистой дороге жизни; но, лишь утратив отца, осознал всю степень своего одиночества, хотя даже ему самому оказалось не под силу заметить, как глубока и даже бездонна пустота в его душе. Вместе с отцом покинула неутешного сына надежда, и не одна звезда погасла в тот скорбный час, но многие, оставив эльфа одного посреди пустоши под хдадными беззвездными небесами.

  Многое держал в себе тиннель, становясь все более замкнутым и скрытным. Хотя многим известно, что порой длительное время скрываемые эмоции вспыхивают даже без особой на той причины, ибо для взрыва бочки с порохом довольно даже искры. Так и его эмоции порой вырывались наружу, подобно лаве из жерла вулкана. И так опасен он был в своем гневе, так неутешен в своей скорби, как и, испытывая радость, способен был одарить любого своей добротой и милосердием. Нередко Трандуил был демонстративно равнодушен, когда как в реалиях внутреннего мира терзался множеством страстей. В одно время мог быть прекрасным слушателем и собеседником, готов провести всю ночь, прогуливаясь с кем-то по лесу, в иные же моменты не желал слушать и понимать доводы собеседника, имея при себе довольно собственных аргументов и, будьте уверены, не менее веских. Во всяком случае, для него уж точно.

  Стоит заметить, что мир в его мировоззрении не был статичным и не пребывал в одном состоянии и цвете. В зависимости от настроения эльфа, окружающая действительность играла разными цветами и оттенками в его восприятии. Потому часто решающе важным являлся тот факт, в каком настроении вы застали Владыку, попали ли под горячую руку, так сказать, или же ваше появление пришлось на период созерцательной настроенности и стремления к гармонии. Если застали его душу за последним, считайте, повезло, так как в этом состоянии в нем просыпались лучшие его качества: доброта и дружелюбие, щедрость материальная и духовная, милосердие и великодушие. И если бы это состояние длилось дольше, то это, пожалуй, был бы один из лучших эльфийских Королей. Но подобной гармонии с самим собой в большей степени достиг иной Владыка. А Трандуилу часто недоставало внутреннего равновесия, в поисках которого он мог создавать другим немало сложностей. Но если искренне в вас желание понять его, то вы обратите внимание на то, что даже его венец менялся в зависимости от времени года, да и в руках его то посох путника, то очевидно немирный клинок. Однако не обманывайтесь тем, что раскусили его истинную сущность, увидев, как он расправился с врагом. Будьте уверены, что себя он терзает с не меньшей страстью. Помните: у каждого в шкафу свои скелеты. У этого эгла их немало. И эти тени, что затенили ‘Лес’ его души, – это то, что осталось от близких его сердцу личностей, кои при жизни были ему дороги. А этот эльф с всегда тяжелым сердцем расставался с тем, что было ему дорого.

  По той же причине он так опекал  собственного сына, ставшего в буквальном смысле частью своего отца, его глазами, ушами и руками, а где требовалось – даже сердцем. Именно это сердце – лучшее в Трандуиле. Оно всегда его успокаивало. Оно же и придавало сил, привнося в его жизнь смысл, нечто больший, нежели сама жизнь ради жизни. Вот почему прежде, чем вы возьметесь судить об этом потомке Иатрим, взгляните на его сына, на его ценности и взгляды, которые во многом взращены и взлелеяны отцом. Чтобы понять одного, поймите и другого, ибо они гораздо ближе, чем может показаться на первый взгляд. Хотя Трандуилу всегда было непросто воспитывать сына, но лишь потому, что в своем мире он так и не смог поставить себя на равных со своим отцом и предками, к коим всегда стремился. Их мудрость и величие затмевали ему глаза. А потому, предаваясь воспоминаниям о часе скорби, он не мог сотворить радости там, где она так требовалась его собственному чаду. Поэтому, дабы понять его, постарайтесь понять и его отца, ведь был он основой всему, первоисточником его начал, константой во всех отношениях. И это не было следствием чрезмерного влияния родителя, но тем, что приходит с рождения, а может, и с момента зачатия. Такова суть, и такова была их связь.

  • Oropherion

  • 231
  • 137
  • 22
avatar

Lhûthron ~ Чародей

Thranduil
Oropherion



Мотыльки231 свитки137 Клеверы22




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

7принят

Сообщение автор Thranduil в 11/6/2015, 18:16


÷™
q1F[
Pent
Ï˙îâåñòü

Часть I:
:


  Трандуйл сын Орофера Дориатского, эльф из Менегроса, родич Владыки Элу Тингола, впоследствии – Король Темного Леса и отец Леголаса Зеленолиста.  

  Явился в Амар по воле Эру от 1-ого числа вешнего месяца Этуйл 317-го года Первой Эпохи, войдя в семью Советника и родича Короля – достопочтенного Господина Орофера. Тор Тиндума благоволил Ороферу из любви к своему брату, но тот добивался всего сам и в Агларюнд попал лишь благодаря собственным качествам и достижениям, замеченным Владычицей Мелианд – благоверною супругою Короля. Не единожды обращала она внимание венценосного супруга на дела его родича, кой не взывал, однако, за помощью к Государю и не представал ему пред очи, покуда Отец Народа сам не приглашал его к Трону Государеву. Засим и получил место подле Царя в качестве Первого Советника.

  Должность обязывала эльфа радеть о делах государственных и исполнять всякую волю Владыки, однако любовь его к подрастающему чаду не могла померкнуть и в силу его занятости. Так в свободное от работы время Орофер проводил подле сына, обучая его всему, что знал и умел сам. В это относительно спокойное время отец чувствовал необходимость не только обучить ребенка всему, что перенял от собственного родителя, но и предвосхитить требования изменчивого и уже давно исказившегося мира, дабы не только род его не угас, но и наследие предка сбереглось в его потомке. Отец и сын были не только крайне близки, но и связаны судьбой, о чем стало известно лишь впоследствии. А до того времени Трандуил впитывал опыт родителя, доходивший до его сердца чрез отеческую любовь и заботу.

  Рос он, как и подобало эглат, но уже с ранних лет проявился в нем разум, способный внимать мудрым речам наставника и быстро всему обучаться. Способности юного сына Советника заметила и Банвен Мелианд, от чьего внимательного взора не укрылся бы даже скрытый от иных талант. Так стала она приглядывать за мальчишкой, а отцу его все твердила, что дитя его далеко пойдет, если не упустить момента в его обучении. Прислушавшись к доброму совету мудрой Госпожи, Орофер стал еще серьезнее относиться к занятиям возлюбленного сына, давая ему более знаний, однако, и требуя от него больших результатов. Вскоре и сама Владычица наградила юношу возможностью проводить время подле нее в отсутствие его главного учителя, занятого делами Государства. Это предложение Трандуил принял охотно, ибо и сам стремился всегда к новым знаниям, а более всего к тем, коим не мог обучить кто иной. Такой шанс выпадает не часто, да и не всем. Но куда большую радость испытывал эгл в те моменты, когда Банвен творила свои чудеса у него на глазах. Многие тогда застывали на месте, завороженные ее чарами, и взирали на чародейку с неописуемым восхищением. С не меньшим восторгом смотрел на ее деяния и сын Советника. А она не могла не видеть света в его глазах, когда он чувствовал все то, что творили ее песни, ее чары, ее любовь к Амар, сотканному Единым. Так, видя не одно только безмерное желание учиться, но и немалое усердие, Дева решила дать эльфу несколько важных наставлений, кои помогли бы ему в будущем при использовании чар. То ли чувствовала судьбу, ожидавшую его, то ли вызвал юнец в ней материнское чувство, ибо не было у нее сына, но лишь дочь, а юноше она благоволила.

  Однако время мира и развития вскоре истекло, как исчерпало себя и покровительство Мелианд, ибо настали темные времена, час погибели и разрушения, и убитая горем Банвен, схоронившая возлюбленного своего супруга, покинула Дориат, лишив его своего Покрова, коим не один век укрывала эти земли. Огражденный некогда Край пал жертвой недальновидности своего Государя, лишив Иатрим крова и защиты. Вскоре они осознали и почувствовали на себе, что не только сокрушенная Дор Иат, но и весь Белерианд был небезопасен. Тяжкое бремя легло на плечи обездоленного народа, кой был вынужден искать пристанища в землях иных, близких или далеких, ибо Родина более не пылала рдением любящих сердец, но возгоралась от возгордившихся умов, принесших в этот край горящие ненавистью факелы и хладное от безразличия оружие. Те дни Трандуил впоследствии вспоминал с особой горечью, и не потому лишь, что с уходом Мелианд и чары покинули Земли Балара, а вместе с ними рухнула и его по-юношески наивная надежда, но особенно оттого, что утратил он место, кое запечатлелось в его сердце как Дом, и как бы ни пытался он после возродить его образ, ни один дворец, сколь бы велик и прекрасен он ни был, не мог бы затмить величия, коим запомнился эльфу чудесный Менегрос.

  Присоединившись к беженцам, эгл все чаще ощущал на себе влияние значения, некогда вложенного в имя народа его. Что значило быть Эгладрим? Для них самих то означало только саму их природу. Быть Эглат, значило: быть эльфами. Но Знающий Народ называл их «Хэкэллиэ», вновь и вновь напоминая: были они покинуты в этих землях, словно сам Эру отвратился от них, позабыв об их существовании. Так Эгладрим стали изгнанниками, покинутыми бродягами, а истинный смысл канул в небытие, как рухнул в пучину тьмы и Дориат, а Иатрим так и остались отрезанными от мира, никому не нужными, стертыми с карты Эннорат вместе со своей Родиной. Скитания утомляли их, ибо не были они по своей природе кочевым племенем и нуждались в пристанище. Хотя эльфийский дух все еще не покинул их. Выносливость эльфов не давала сломиться окончательно. Но еще более поднимала ‘боевой’ дух несокрушимость воли Орофера, кой желал, во что бы то ни стало, вывести свой народ из депрессии и изматывающих скитаний. Так решил он повести их в Оссирианд, что частично уцелел, где могли бы они передохнуть и набраться сил. Большей частью в тех краях проживали Данвайт, а правил ими Владыка Мудрых Эльфов – Гил-Галад,  однако в Харлонде, что южнее Залива Лун, задержался вассал его – Келеборн, что приходился отцу Трандуила племянником. Посему именно в здешних чертогах, в гостях у близкого родича, Орофер с его свитою обрели приют.        

  Часто доводилось бодрствовать и ночью, ибо тогда решалось множество судеб. Многие часы провели тинниль за картами, коими располагали. Орофер прислушивался к мнению сына, ибо понимал, что в том непростом деле нужен ему кто-то, кому бы мог он довериться, с кем мог бы разделить странствия и тяготы. Трандуил не отказывался от ответственности в сложившейся ситуации. А она располагала к взрослению. Детство завершилось, оно осталось там – за разрушенными стенами Огражденного Края, а здесь, в землях, прославленных сказочным пением, в ту пору все чаще звучали песни, провожавшие почивших в последний путь. Слыша эту печальную музыку, тинд вспоминал о всех тех, кого они оставили позади, тех, за кем уже не возвратиться. Там, в руинах сокрушенных надежд в землях, некогда окруженных Завесой Мелианд, почила та, что привила ему любовь к цветам и ягодам, к музыке и ручьям… Матушка вспоминалась ему кустом шиповника, отгонявшим от сына всякую дикую тварь, и кормившую его переспелыми ягодами. Она была усталой, но, как и прежде, улыбалась. И стоило ему закрыть глаза – улыбка ее и светлый взгляд озаряли его сознание. Но после глаза снова открывались, и безжалостная действительность отнимала у сына последнюю надежду, лишая возможности хотя бы коснуться материнской руки. Теперь не чувствовал он тепла рук ее, не слышал музыки, кою исполняла она на своей чудесной арфе, но нестерпимо желал сыграть и спеть хотя бы что-нибудь… в память о ней.  

  Отец понимал. Он и сам был убит горем. Эта рана никогда не затянется. Лишь потом Трандуил поймет его как супруг супруга, а в те дни они могли быть лишь отцом и сыном, кои не знали, что чувствовать, но уверены были лишь в одном – во что бы то ни стало, они должны покинуть эти проклятые земли в надежде на то, что где-то вдали от этих мест найдется такое, где бы могли они притвориться, словно жизнь для них продолжается. Тинниль и Дэнил из Града Менегрос все чаще поглядывали на Орофера, в ком видели своего Предводителя, и не потому лишь, что был он родичем их почившего Короля. Король умер, да здравствует Король! Но было в нем что-то, что внушало доверие, вселяло уверенность в завтрашнем дне. То же чувствовал и сын его, следовавший за своим отцом в то нелегкое время без доли сомнения. И когда же Орофер сообщил сыну о том, что пойдут они на восток за Мглистые Горы, тот без колебаний последовал за ним.    

  Долог и утомителен был путь. Нощи и дни сравнялись и смешались в один долгий и нераздельный период. В то время эльфы, для коих и век был вполне кратким сроком, почувствовали, что значит утомленность от длительных скитаний. Виной всему была их опустошенность из-за утраты, ведь многие из них схоронили своих близких в той земле, кою оставляли навсегда. Но испытания, выпавшие на их долю, были конечны, а потому настал тот день, когда узрели они на горизонте окраины древнего леса, подарившего им надежду.

  Старый лес оказался обитаем, но эльфы, населявшие его, вели отчасти дикий образ жизни, так как давно уже не было у них ни Вождя, ни Царя. Народ их выживал, как мог, и лучшей жизни не ведал. Не знали они и об особых искусствах, не ковали мечей и доспех, орудуя лишь крепкими луками. Глядя на них, сын Орофера вспоминал себя в те времена, когда еще ничего толком не умел и сам. Но для него всегда находились учителя. Единый посылал ему нужных для развития личностей. Орудовать кинжалом и стрелять из лука его научил отец, он же помог сыну и в овладении копьем, чарам обучила Владычица Мелианд, а воины  из Гондолинда, с коими встречались Тор Тиндума и его Советник в мирное время, поделились опытом во владении длинными мечами, в ковке коих были мастерами. И хотя те времена прошли, эгл все еще помнил уроки судьбы. Однако о чем он знал довольно мало, так это о наречии Аваррим. Язык дикого племени был так же дик, а речь Дориатрим основана и большей степенью состояла из ‘высоких’ слов и выражений. Но эльфам ничего иного не оставалось, как находить общий язык друг с другом. Однако Орофер пожелал говорить с Вождем, в надежде, что тот хотя бы немного более осведомлен о языке Тиндрим. Во всяком случае, надеялся на то, что тот согласится дать им приют в своем крае. И именно тогда, когда предводитель гостей изъявил желание аудиенции с их Правителем, жители Диких Земель дали понять, что такового у них давно уж нет.

  Могилы почивших Принцев Зеленой Пущи давно поросли травой, деревья вокруг них сплетались ветвями, образуя круг, отчего в этом тихом месте всегда была тень. И именно под сенью этих древ вначале и остановились путники. Жизнь близ кладбища не казалась такой уж ужасной затеей для тех, чей дом и сам превратился в кладбище. Да и здесь Трандуил имел возможность проститься с той, с кем не имел шанса попрощаться в покинутых ими землях. Пусть, что тело ее почило где-то вдали отсюда, но было оно так же бездыханно, так же хладно, как и те, что покоились здесь.  

  Лес  был зелен и изобиловал живностью, а потому уставшие путники быстро пришли в себя после своих странствий. Да и коренные жители этого зеленого края были весьма радушны, так как знали, что значит, быть огражденными от других. Жизнь иных была им чуждой, а они желали лишь спокойствия в своем лесу, мира и единения с духом природы. Все чаще Трандуил видел их за охотой, стремительно несущихся к своей цели, словно пред ними и вовсе нет ни преград, ни сомнений. Они отличались от Зеленых Эльфов Оссирианда, кои не разжигали костров и не рубили ветвей, не убивали птиц и зверей, довольствуясь лишь той пищей, кою даровали древа и травы. Но эти эльфы, будучи более дикими, не боялись сломить ветвей, и уверенно разжигали пламя по ночам, дабы согреться и осветить себе дорогу, днем, дабы приготовить пищу. Не были они хранителями Леса, но были его неотъемлемой частью, еще вчера вросшей в землю корнями, а сегодня освободившейся от земляных оков. Такая простая жизнь и незамысловатая деятельность подкупала. Сам Орофер искал в своих странствиях настоящей, не иллюзорной и притворной, а истинной эльфийской жизни. И у этих эльфов, в их удивительно глухом крае было то, в чем так нуждался Советник из Королевства Дориат. Поведав о том сыну, не сомневался он и в том, что получит в том поддержку. Так и случилось. И уже вскоре эльфы из славного града Менегрос созвали Аваррим сего леса, дабы говорить с ними о возрождении Королевства их Вождей. Долго слушали Морнедиль речь Орофера Дориатского, родича и Советника Тор Тиндума Эру Тингола, внимая каждому слову его, отчасти переводимому Зелеными Эльфами, с ним пришедшими. Долго размышляли они впоследствии, не выдавая истинных намерений, ибо предложенное обещало изменить уклад вещей, устоявшийся уже давно. Но нашлись среди них и те, кто еще памятовал о Королях, правивших в Лесу, и были они так же благородны, как странники, явившиеся из-за гор. Некогда увели они часть народа своего, не соблазнившись на сладкие речи Родюн, дабы возвратиться к простой эльфийской жизни в лесах близ рек, где могли бы существовать в единении с Духом Амар. И теперь гости из заокраинных земель явились к ним с тем, дабы разделить с ними эту простую жизнь. Удивительным казалось то, что родич самого Владыки Дориата – Верховного Правителя Тиндрим – осознал всю прелесть такого существования. Но Орофер поведал им и о том, сколько дней и ночей проводили они с сыном в лесах Нельдорет и Регион, и близ реки Эсгалдуйн, чьи воды утоляли жажду так, как не делали того знания, коим эльфы обучились у Белайн. Старшие и мудрейшие из дикого народа эльфов рассудили, что благородное происхождение Орофера и его взгляды, сходные с их собственными, дают ему право занять место павших Королей. Да и они не могли не признать, что без Вождя их народ стал порядком разрознен, но никому не под силу сплотить разобщенных так, как то дано Владыке и Царю. Так отец Трандуила был признан и впоследствии почитаем за Короля Зеленой Пущи, а сам эгл стал его Наследным Принцем.  

  Шли годы и столетия, и эльфы из разных краев постепенно все более ладили меж собой, находили общий язык, учили друг друга собственным наречиям, делились опытом и знаниями. Ороферион глядел на сей хрупкий мир с замиранием сердца, ибо понимал, что он открыт для любого врага, стоит тому явиться сюда с факелом и топором. И как же больно было от мысли, что и сия чудесная обитель могла однажды превратиться в прах и пепел. Младший из эглайн также не мог позволить тому случиться, а потому, вспоминая советы Банвен Мелианд, взялся накладывать чары на старые кроны и быстрые речные потоки, дабы хоть как уберечь их от зла, кое неизбежно явится сюда. Сомнений не было – сей край не останется нетронутым оазисом мира и спокойствия, но в его руках, как и в руках отца, сделать все возможное, дабы новое их Королевство продержалось, как можно дольше. Решено было не ввязываться в междоусобные войны других Государств, дабы не повторить ошибок Владыки Элу, а потому политика Зеленолесья была в более чем отстраненной позиции относительно других Королевств. Так случилось, что здесь, в столь далекой от прежнего места жительства земле, Ороферу удалось воссоздать подобие Огражденного Края, границы коего были закрыты, и лишь малая часть путников могла преодолеть их с позволения Короля.  

  С тех пор большая часть эльфов проживала близ Амон Ланк, днем нежась в солнечных лучах, кои без труда проникали в то место, так как на холмах практически не было древ, а ночью разжигая костры, от которых исходил приятный горьковатый дым. Временами к эвайр приходили Галадрим из соседнего Лотлориэна, чтобы вместе провести Дни Памяти. Предводитель их Амдир и сын его Амрот были дружны с Орофером и Трандуилом, что было не удивительно, ибо были они также из рода Тиндрим. К тому ж в Царстве их было немало выходцев из Белерианда, коих могли знать бывшие жители ныне павшего Дориата. Но мир задержался в сих лесах ненадолго.  

  Вскоре явились к Ороферу и Амроту гонцы от годиль и эдайн, призывавшие их на войну против Врага Срединных Земель. Хотя Зеленой Пущи мало касались события Эннорат, ведь здесь, в сем Королевстве, они были защищены от нападений противника, но понимал Орофер, что рано или поздно пламень войны дойдет и до его древ. А он был в ответе за каждого эльфа, живущего здесь и признавшего в нем Короля. Так было принято решение отправиться на войну. Тем более, Амрот также присоединился к кампании, центром коей стали проклятые Черные Земли.

  Итак… Воинство Орофера присоединилось к Последнему Союзу, однако под руководство Предводителя годиль не пристало, ибо не престало тинниль, эвайр и данас подчиняться Правителю предателей и убийц. А ведь боль никуда не уходила. И ни один, пожалуй, тиннель не был славен всепрощением. Или же Орофер и Трандуил с таковыми не встречались. Хотя они сами и старались забыть о тех смутных временах, во всяком случае, Ороферион пытался, но прощения оказалось довольно лишь для того, дабы привести свое воинство на помощь к армиям Годеллим и Наугрим.

  Разрушительна и безжалостна была война. Время тянулось, то замирая, то ускоряя свое течение. События развивались все стремительнее, не оставляя шанса на длительные размышления, нужно было действовать и действовать незамедлительно. Во всяком случае, так решил Орофер. Именно он был тем, кто без промедления и сомнений повел войско свое в стан врага, проявив тем и храбрость, и безрассудство в одночасье. И то стоило Зеленой Пуще жизней многих воинов, а также жизни ее бесценного Короля. Всего немного недостало Воеводе, и так близок был он к цели, но все надежды рухнули в один миг, когда пал он жертвой происков врага и собственной беспечности. Так управление воинством и Государством перешло в руки сына его – голубоглазого и златовласого Трандуила.  

  Тяжкое бремя легло на плечи эгла. И не потому только, что должен был вести он воинов в бой, но потому, что пред ним на своем славном коне не ехал Советник, наставник и отец. Он проскакал бы за ним и много далее Мглистых Гор, далеко за горизонт, за край зримый и незримый. Он последовал бы за ним туда, откуда мало кто возвращался. А вместо этого сам должен был вести других, хотя едва ли чувствовал себя Предводителем. Но война берет свои плоды и никого не ждет. Так Трандуил Дориатский и Зеленолесский принял на себя ответственность за осиротевший народ.  

  Так завершилась Война Последнего Союза, унеся с собою множество неоправданных жертв. И то был, воистину, последний союз эльфов, людей и гномов. «Не будет больше подобных битв», – решил для себя сын Орофера, хотя чувствовал, что пламя войны еще вспыхнет в Эннорат, и Темный Край возродится, но столь значимых для него самого сражений более никогда не повторится, ибо в тот скорбный час утратил он отца и друга.

  Возвратившись в Лес после Войны, эллон не находил себе места ни в своем шатре, ни среди дерев. Неутешен был сын, неприветливым казался и лес. Краски поблекли, померк и свет, и тяжкая, словно цепи, тень легла на сердце Короля. Государственные дела – то немногое, что отвлекало, не давало думать о своей утрате постоянно. Казалось бы, война окончена, мир возвратился на эти земли, но прежний Трандуил в сей край уж никогда не возвратится, ибо умер он, держа руку погибшего отца. В Зеленый Лес приехал лишь Владыка, разделивший скорбь Народа и видевший смысл своего существования лишь в том, чтоб поднять павших духом эльфов с колен, дать им силу справиться с их утратой, хотя собственная тянула Орофериона на дно его темных мыслей. И именно в сей час, словно радуга после дождя, как обещание светлого будущего, проявила себя давно знакомая эльфу дева, сопровождавшая Орофера еще из Дориата, но остававшаяся в тени Государя… до тех пор, пока тень его не растворилась с приходом нового дня, ибо отошел он в мир иной, незрим. Ее появление на небосводе жизни Трандуила не являлось резким и неожиданным событием. Она, по сути, всегда была подле него. Еще в Менегросе встречались они учениками Мелиан или в те дни, когда сын Советника приходил в чертоги Короля по велению отца или самого Элу Тингола. Да и после падения Белерианда, когда ушли они за горную гряду в далекие земли, все также сопровождала она Принцев Серого Народа, оказывая посильную помощь в тех или иных делах, в чем была сведуща и способна. И не в том было дело, что доселе не видел Трандуил ее способностей или не замечал присутствия, всегда была она частью того мира, кой его окружал. Но до той роковой поры эдель не внимал гласу, звучавшему в его душе при встрече с нею, ибо всего себя посвящал отцу, оберегая сердце его, как ножны хранят вострый меч. Но даже при всех стараниях сына, меч был сломлен, и в ножнах более не было нужды. Сам смысл был утрачен. И именно теперь предстояло обрести новый.

  • Oropherion

  • 231
  • 137
  • 22
avatar

Lhûthron ~ Чародей

Thranduil
Oropherion



Мотыльки231 свитки137 Клеверы22




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

8принят

Сообщение автор Thranduil в 11/6/2015, 18:22


Часть II:
:

  Так начался в жизни Трандуила новый этап, пожалуй, один из самых светлых, кои оставили след на его душе. Постепенно приоткрывал он свое раненное сердце и впускал в него чувство, кое уж не одно столетие сплетало вокруг него защитный кокон. Видимо, благодаря тому и смог он справиться с горем, кое испытал. Так, чувствуя некий эмоциональный подъем, Владыка Зеленого Леса смог утешить эльфов, вверенных ему под защиту, хотя ему стоило немалых трудов восстановление численности и поднятие уровня жизни своего народа. Но какими бы ни были результаты их совместного труда, все ж, то был мир, а значит, все возвращалось на круги своя. Посему, следуя традиции эльфов, тиннель принял решение о женитьбе, которая всегда была символом возрождения, так как ее плоды приносили новую жизнь. Таким плодом и стал ребенок, появившийся на свет во время мирное, хотя и не самое благополучное. Так получил он имя: «зеленый лист» в дань традиции рода и в качестве метафоры к тому, в какое время он рожден. Война всегда приносила лишь смерть и разрушение. С приходом тьмы природа Средиземья увядала, исполняясь ее негативной энергетики. Однако с наступлением мира жизнь восстанавливалась, появлялись новые зеленый листья, кои и стали знаком возрождения, символом надежды. Такой надеждой и опорой впоследствии стал для Трандуила Леголас. Но пока был он еще несмышленым чадом, неспособным осознать горечь утраты, хотя и вольным ее почувствовать, судьба подкинула его отцу еще одно испытание, окончательно убедив в тщетности упования на то, что мир придет в его душу и останется в ней.

  Но однажды угасла Радуга его жизни, а покой был отнят навсегда. Или так ему казалось. Король и отец, не знал он, кем считать себя. Ведь с уходом матери его единственного сына в чертоги Банноса, он проводил в загробный мир и тот душевный покой, кой она ему дарила. Время шло, но Трандуил все так же вспоминал тот день, когда зло и тень причинили ей травму, несовместимую с жизнью. Еще памятовал он, как не хотел брать ее в сражение, настаивая на том, чтоб позаботилась она об их чаде, и как своевольно она отказалась. То было ее решение, ее выбор, но его ошибка. Приказом Короля мог он заставить ее остаться. Но рядом с ней ему сложно было оставаться Правителем. Да и может ли муж отказать жене? И та неспособность сказать веское «нет» не одно столетие впоследствии отравляла ему душу. Но теперь, когда время его Благоверной ушло, на руках одинокого отца остался ребенок, не знавший тягот, не ведавший печали. Сколь наивен мог он быть? И сколько правды будет от него сокрыто до тех пор, когда Война растопчет его надежды, утопит его Утопию, как когда-то утопила в крови некогда приютивший Элледрим Белерианд? Трандуил не мог позволить миру принести столько боли в сердце Леголаса. Потому, занимаясь воспитанием сына, он показывал ему не только прелести Амар, но и темную сторону ‘медали’, дабы сын был готов к лишениям, кои ожидали его. Ведь, памятуя о часе скорби, эллон полагал, что война еще не окончена.

  Так призрачен был мир, и так хрупки союзы. Да и после Войны Последнего Союза в лесу Лотлориэна поселились Владыки Келеборн и Галадриэль. Сердце эгла должно было бы радоваться тому, что где-то поблизости живет его кровный родич, самый близкий из оставшихся в живых. Но его союз с изгнанницей давал понять, что и сам кузен был далек от того, что было свято для Орофера и Галадона. Хотя можно ли упрекнуть эльфа в любви? Его собственный отец женился на обычной эльфийке, не претендовавшей на какой-либо титул. Любовь всепрощающа, всепоглощающа и никого не оставит зрячим. Потому же Трандуил пытался не думать о выборе двоюродного брата с точки зрения серого эльфа, но с той лишь, с коей мог бы взглянуть на это брат. Хотя ему и было жаль кузена, ибо понимал он, какими ‘чарами’ окутала его эта небезызвестная колдунья. Впрочем, покуда Келеборн сохранял некую дистанцию и не претендовал на титул Короля в Рованион, а значит, не давал возможности своей супруге считаться Королевой, его родич оставался нейтрален к их делам, хотя виделись они не часто. С приходом в мир Леголаса то происходило еще реже, ибо отец его желал уберечь сына от влияния годеллет, коя уж тогда была известна своим колдовским мастерством. А о влиянии колдовства на мир и души эдиль Трандуилу было прекрасно известно. Хотя сам он обходился без магических колец, и все равно был известен своим могуществом, но силу воли и мастерство Девы, увенчанной сияющим венком, не умалял. По той причине предпочитал ограничивать Наследного Принца от лишних визитов в лес Галадрим. Все ж, какой бы мудрой ни была Владычица Лотлориэна, ее ошибочно считали носительницей древесного корня в имени, каковые имелись у Орофера, Галадона и ее супруга - Келеборна, а значит, полного доверия к ней со стороны Трандуила быть не могло. Он уважал в ней ту часть, коя не касалась ее происхождения и деяний тех, кого впоследствии прозвали изгнанниками, однако на том расположение его и завершалось. Таким образом, и Леголас, и иные эльфы Эрюн Гален оставались далеки от того, что творилось в Нан Лаур.

  Тем временем жители Зеленой Пущи стали замечать незваных гостей, скрывавшихся в тени древ. С еще большим беспокойством обнаруживали они больных или убитых зверей, оставленных валяться у корней или в разрытых ямах, все более древ сбрасывало листву и иссыхало, словно под действиями каких темных чар. И это колдовство было таким темным, что любой контакт с ним оставлял неизгладимый след в душе любого из эдиль. Да и теперь, памятуя обо всех своих утратах, лесной Король принял решение избегать сражений, сколько то только будет возможно, тем самым вторя политике прежнего Государя. Еще при жизни Орофера эльфы сих земель, некогда жившие близ Амон Ланк, перебрались ближе к северной части леса, дабы отдалиться от Темного Края и избавиться от его влияния. Но теперь, когда стали ходить слухи о том, что в землях около Лысого Холма обитает некий некромант, понял Трандуил, что и в Эмюн Гален им оставаться опасно. Хотя до последнего не желал он верить в возвращение того, чье второе пришествие предвидел, как бы то ни было парадоксально. Но в том все ж был смысл. Никогда прежде паника не приносила ничего хорошего, и прежде, чем принять факт возвращения Врага Срединных Земель, необходимо было получить неопровержимое тому подтверждение. А меж тем царство его получило прозвания «Лес Великого Страха» и «Лес-под-Тенью» из-за тьмы, что сгущалась под кронами древ его, и невиданного ранее недуга, охватившего все живое в сем лесу.  

  Старый лес, заросший высокими и древними древами, памятовал о былых временах, давно позабытых лесорубами. Все еще крепкие буки, могучие дубы и вечнозеленые ели были подавлены и усталы, но не склонялись пред злом, явившимся в сии края. Но даже ели, окружавшие Амон Ланк и Эмюн Гален, не могли бы уберечь эльфов и людей от распространявшегося мрака, не могли остановить того, кто пришел в сей древний лес, неся разрушение и порчу. Посему Лесному Королю, как и его предшественнику, пришлось отдать приказ об отступлении, уступая свои позиции, дабы сберечь бесценные жизни своего народа. И единственное, что могло хоть как сдерживать врага, это чары, усыплявшие вражеских лазутчиков. Зачарованный Ручей, впадавший в Лесную Реку, приманивал скрывавшихся в тени искаженных злобою существ, и те впадали в глубокий сон. Однако отродия Унголиант, перемещающиеся в густых ветвях дерев, реже попадались в ловушки эльфов и лучше противостояли чарам, а потому в тех местах, где редко ступали эльфы, все чаще можно было обнаружить трупы животных, замотанных в крепкую паутину. Жертвами могли стать как благородные олени, так и куда меньшие по размеру черные белки, певчие птицы, летучие мыши. Но и лесорубами гигантские пауки не брезговали, а потому те не решались заходить глубже в лес и обустраивали свои жилища в основном лишь на окраинах. Так и люди отвернулись от эльфов теперь уж Темного Леса. И то могло значить лишь одно – жители Таур-ну-Фуйн были предоставлены сами себе и должны были своими силами справляться с распространявшимся мраком, что поглощал все больше и больше участков их некогда светлого и зеленого края.

  Не обошла стороной тьма и сердца Трандуила, поселив в нем глубокую печаль, кою он пытался развеять, устраивая пиры на опушках. Такие совместные праздники немного утешали дэнил и эвайр, и возвращали к жизни их Короля. Однако мечте о спокойной жизни и теперь не довелось сбыться. Вскоре Хадодрим, своей алчностью приманившие дракона, взвыли о своей несчастной доле. Мало было того, что одна из изгнанниц поселилась по соседству, так теперь еще и гномы решили напомнить о своем предательстве и убийстве Владыки Элу Тингола. До́лжно было учесть, что не Анфангрим были повинны в погибели Верховного Владыки Тиндрим, но ведь хадод часто обвиняли одних эдиль в проступках иных, посему не забыл ‘карликам’ того преступления и Трандуил. Вопреки всему, он, все ж, принял решение явиться с подмогой, но ввязываться в битву только в том случае, если гномы хоть сколь-нибудь контролируют ситуацию, иначе жизни эльфов его будут подставлены под угрозу не ради победы, а лишь во спасение упавшей чести Трора. Так Трандуил повел свое войско к Эребору, где перед ним предстала следующая картина: Смауг завладел горой, гномы рассредоточились по всей округе, сдав позиции; на лицо отсутствие сплоченности и наималейших признаков наличия руководства, способного принять на себя управление воинами. К какой армии до́лжно было присоединиться воинству эльфов? Очевидно, что все уже свершилось. Хадодрим сами сдали позиции, но уповали на чудо. Будучи охотником, а потому имея не лишь бы какое представление о том, как сложно убить и даже выманить зверя, скрывающегося в своей норе, Трандуил осознал бессмысленность жертв со стороны своего народа. Тем более, в том случае ситуация осложнялась тем, что то была не нора, под кою можно было бы подрыть, но пещера в горе, коя стала бы непробиваемым панцирем для и без того хорошо защищенного собственной чешуей огнедышащего (что немаловажно), хотя и не самого крупного дракона. Да, Смауг был относительно невелик, но у него было явное преимущество. И только недальновидный Полководец начнет битву, находясь в невыгодной позиции. Странно, что Трор этого не понял. Рассудив, что игра не стоит свеч, король Лихолесья велел своим воинам отступать и возвращаться домой. Исполнили они тот приказ с удовольствием. Умирать в муках, будучи заживо сожженными, не хотелось и им.

  По прошествии некоторого времени гномы снова дали о себе знать. На сей раз компания из тринадцати бродяг, один из коих претендовал на престол Эребора, как выяснилось впоследствии, явилась на территорию Леса-под-Тенью. Но, ворвавшись во владения Короля эльфов без приглашения, они и не думали проявлять учтивость. Слонялись, где им вздумается, и нарывались на приглашение к ужину от вечно голодных отродий Унголиант. Дабы усмирить нарушителей спокойствия и в то же время спасти им жизнь, тиннель решил взять их в плен. Задав несколько здравых вопросов предводителю их шайки и не получив ни одного вразумительного ответа, Трандуил предположил, что такова их месть, потому же и решил он и вправду оставить их в темницах. Но не учел тот факт, что с ними был еще один спутник, коего видно не было. И хотя Тиндримион чувствовал чье-то незримое присутствие, он так и не смог распознать скрывавшегося в тени. Слишком сильно́ было колдовство, скрывавшее его. В итоге благодаря помощи своего невидимого товарища, оставленные в темницах дворца, гномы, сбежали, спустившись по реке в бочках из-под масла и вина, и оказались в Озерном Граде, с которым Лихолесье уже немалое время вело торговлю. Так в поисках наживы гномы решили вернуться в Эребор, где их поджидал дракон, коему ничего не стоило бы уничтожить всех Наугрим, что уж говорить о горстке бедолаг, теперь еще и безоружных бедолаг. Лесной Владыка предположил, что они погибнут, но решил лично убедиться в том, что дракон все еще на исходной позиции. Да и сокровища гномов, в случае их кончины, не были бы лишними в эльфийской казне. Ведь они сочли приемлемым врываться на эльфийские земли, выражать всяческое отсутствие почтения к их Королю, а после, будучи накормлены и напоены, также бесцеремонно бежать. Посему, как и в прошлый раз, эллон принял решение подойти ближе к горе со своим войском и снова оценить ситуацию. Гномы могли быть мертвы, а дракон выманен из пещеры. Это дало бы минимальное, но, все же, весьма реальное преимущество. Хотя змий также мог быть убит кем-то другим. Именно о том эльфы и узнали из повествования птицы, видевшей смерть Смауга. Из рассказа пернатого создания стало ясно, что некий Бард по прозвищу Лучник одолел дракона, поразив того черной стрелой, однако последний успел разрушить Эсгарот. Восстановление человеческих городов в планы Трандуила не входило, но не мог он оставить людей наедине с их горем. Было принято решение помочь пострадавшим, лишившимся домов, а потому эльфийское воинство во главе с их Воеводой изменило траекторию перемещений и место дислокации. Так эдиль, разделившие с жертвами дракона свой провиант, помогали людям строить временные жилища, дабы тем было где укрыться, так как заморозки ожидались довольно скоро.  

  Позже в лагерь явился Митрандир, желавший, во что бы то ни стало, примирить конфликтующие стороны. Эльф слушал Гэндальфа и поражался тому, как тот вступался за гномов, ничем не заслуживших его заступничества. Однако и Трандуилу было известно о том, что значит покровительствовать слабым. Так, приняв решение подождать, эльф дал возможность новому Градоначальнику договориться с ‘карликами’, но то было сделано скорее для того, чтоб Торин Дубощит сам продемонстрировал Серому Магу, почему союз с гномами невозможен априори. То был наглядный пример. И даже Аркенстон, принесенный в палаточный лагерь полуросликом Бильбо, не повлиял на позицию Правителя Хадодрим. А вот на отношение эльфа к Перианнат не мог не повлиять. То был смелый поступок, кой, однако, ничего не изменил. Переговоры Барда с Торином были обречены на провал по причине неспособности последнего слушать и уступать. Посему, дав фору людям и дождавшись вполне ожидаемого результата, а точнее – его отсутствия, эльф все же решил вступить в битву, дабы их путь был проделан не зря. Настало время Ноготрим отплатить за все, содеянное ими. Однако суждения эльфийского мужа расходились с волей Единого. Потому битва все же состоялась, но сражаться довелось не с гномами, а с гоблинами, также решившими напасть на Эребор. В последствии то сражение получило имя «Битва Пяти Воинств», а в то время, когда все это еще происходило, Трандуилу довелось сжать в кулак все свои претензии к гномам и направить гнев на темных тварей, что заслуживали того куда более.  

  Бой состоялся, и воинства, кои сложно было назвать союзом, все ж одержали победу, но высока была цена. Немало эльфов полегло, и также были убиты Принцы Эребора и сам Подгорный Царь. Перед смертью последний успел раскаяться в содеянном, чем заслужил уважение Орофериона, ранее полагавшего, что ноэг не способны признавать свои пороки и ошибки. Посему в знак прощения сын Покинутого Народа возложил на могилу Короля-под-Горой меч Оркрист, верой и правдой послуживший этому славному воину. Низкорослый Народ все ж поделился богатствами с людьми, пострадавшими от гномьей алчности, и так, увидев, наконец, и светлую сторону хадод, сердце тинда смягчилось. Распри были забыты, новый, хотя и хрупкий союз, все ж оказался возможен.

  Трандуил увел свое войско назад – в Лихолесье, и на том надеялся забыть о войнах и противостояниях. Однако тому не суждено было сбыться. Вскоре в Лес-под-Тенью явился Эстель, приведший с собою пленника – странное существо, кое некогда было хоббитом. Он просил Владыку оставить Голлума у себя. Изначально та затея не приглянулась эльфу, но и на сей раз сын Орофера пришел на помощь просящему. Но недолго существо пробыло в Лихом Лесу, и, как только темные силы, все это время скрывавшиеся в Дол Гулдур, совершили нападение на королевство эльфов, отвлекая все их внимание на себя необходимостью оборонять свои позиции, Голлум сбежал. И снова смерти лесного народа, снова скорбь. Но медлить было нельзя. Приняв решение отправить сына к Владыке Элронду с информацией о побеге заключенного, Трандуил, однако, так и не дождался того домой. Лишь птицы сообщали отцу о том, куда отправился Леголас. Став частью Братства Кольца, юный эльф обрекал себя на погибель, а отца на вечную скорбь. Но таков был выбор сына, и его надлежало принять. Однако Война шла не только за стенами лесного королевства, ступая теми тропами, по которым ходил Трандуилион. Ее разрушительная сила проявлялась и в Лесу. Нередко доводилось Королю Темнолесья оборонять свои земли. Но так не могло продолжаться вечно. Не должно было.

  Так, поддержав поход воинства Келеборна и Галадриэль на Дол Гулдур, Трандуил вступил в сражение, кое позже наименовали Битвой-под-Деревьями. Однако пожар, разгоревшийся из-за множества орочьих факелов, спалил немалую часть леса, кою долгое время впоследствии не эльфы посещали вовсе. Таким образом, вновь приняв участие в Войне, лесной Король заслужил мир в своих землях. Как и Братство Кольца, Лес-под-Тенью перестал существовать. Вместо него теперь запестрил новой листвой Эрин Ласгален. А все потому, что Леголас Зеленолист, своим рождением явивший надежду эльфам, в нужный момент поддержал Пэриайн, рискнувших отправиться в Мордор, чтобы уничтожить Единое Кольцо. Ороферион еще помнил ужасы тех темных земель, а потому понимал, сколь велика была храбрость полуросликов. Но, следуя за ними до самых врат Мордора, изменился и Леголас. Не только более зрелым стал он, но и услышал зов Моря. И означало то только одно: Трандуилу снова пришлось бы отпустить сына, обрекая себя на единоличное правление Государством и жизнь в одиночестве, или последовать за ним, отправившись в плавание в Благословенный Край, где нет места войнам, но льются чудесные песни, и старые, как мир, сказители повествуют о подвигах храбрых воинов, истинной дружбе и неубиенной любви. Быть может, там его дух обрел бы столь сладкий и долгожданный покой...

  • Oropherion

  • 231
  • 137
  • 22
avatar

Lhûthron ~ Чародей

Thranduil
Oropherion



Мотыльки231 свитки137 Клеверы22




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

9принят

Сообщение автор Thranduil в 11/7/2015, 00:34


ø™
z7Jé
Curw
Ìàñòåðñòâ˙î

::
}l6 6cb0@I6cR@Otc9@ c eS,l@O@ðfl@ c
3b@b9l@Oäx0i9l@O8*@ð,O DcRð, c 6í@ðd} 
`By y] 37 y]Gs7› ∙ 9]G27 ]G a.G6`B7 7hTd`B7 ]G
elT7lT2`B7 jiV3lT2`B7 1]ê7hT6 s{]GshT6 ]G y]Ö7hT2{
  Im m˙aethr [magr],  hard a c˙un˙ır,  r˙och˙ır a
f˙ered˙ır,  l´ythed˙ır, t˙auron, ng˙agon a m˙a˙ırond.
t% tlE36Y› tx#6YY› =92#75^ `C z~Mr5{$= 7cYw5$ `C
e7E5^= m~M375^=1.E75^= 1jEx#5# `C tlE75^=-=
 Im m˙aethor [m˙agor],  h˙adron a cˆuvenn,  r˙ochben a
f˙aron,  lh´uthron, t˙auron, t˙alagan a m˙aeron.
ß â˙îèí [ì˙å÷íèê], ìåò˙àòåëü (ê˙îïè´è) è ë˙ó÷íèê, âñ˙àäíèê è
îõ˙îòíèê, ÷àðîä˙å´è, ëåñí˙è÷è´è, àðô˙èñò è ìåíåñòð˙åëü (ïî˙ýò).


Curw Edellen
«ýëüô˙èéñêîå ìàñòåðñòâ˙î»

äS0
j.V3
m~M3
Lhˆuth
«×˙àðû»
Lhûth
«чары», «колдовство» («ворожба», «волшба»), «заговор» («заклятие»).
Lûth
из диалекта Элувайт.

ác,*
sèè]G6]éé
xè5#.E3
Gwanau[th]
«Ìåíò˙àëüíàÿ ñâ˙ÿçü»
Gwanau[th]
«ментальная связь», «совместная интенция», «союз дум», «совет разумов».
Gwanau
устаревшая форма.
Ósanwe
в Наречии Годеллим.


cFc@0
]ên]G73
nE7E3
Ȧwart
«Îòê˙àç»
Awarth
«отказ» (от ментальной связи).
Avanir[e]
вариант из речи Мудрых.

Владение мечом и эльфийским луком:
Âëàä˙åíèå ìå÷˙îì è ýëüô˙èéñêèì ë˙óêîì
  Обучал Трандуила воинскому искусству, как то и положено, отец. Он же – наставник и первый критик. Именно Орофер и привил любовь сына к охоте и интерес к сражениям, но последний с течением времени угас. В результате множественных тренировок, а также неоднократного участия в охоте и нескольких битвах мечи и лук в руках юноши стали чем-то естественным. Однако именно клинкам отдано было его предпочтение, посему тинд позиционировал себя как мечник. В те ж моменты, когда родитель тренировать сына не мог, к тому был приставлен учитель, ведь юный эльф слоняться без дела не должен. Да и природное эльфийское любопытство всюду следовало за Трандуилом. Более всего нравилось эльфу наносить рубящие удары, да и колющие были не так удобны в силу типа клинков, коими, как правило, пользовался их народ. Влекло юнца само движение, сущая во всем энергия и танец жизни со смертью. Но все ж в те дни осознать полный смысл слова «смерть» эгл еще не мог. Посему открыла ему глаза именно охота. И первая подстреленная птица вызвала у Ороферионда двойственные чувства: сладостный восторг от победы и жалость, что сдавливала сердце. Лишь с течением временем он дисциплинирует себя, а поначалу убивать тех, за кем так долго наблюдал, было нелегко. Когда ж наступила реальная жизнь, в коей милосердные лишались жизни первыми, к Трандуилу окончательно пришло осознание: мягкость и жалость – его главные враги на поле боя. И если с первым он управился легко, то последнего так в себе и не искоренил. Все ж мы говорим об одном из Эделлим, коим по сути их происхождения и существа не свойственна жестокость и агрессия. Однако войны, кои довелось повидать этому эльфийскому мужу, закалили характер, а утраты, кои познал он, навеки лишили равновесия.


Чары эльфов:
×˙àðû ý˙ëüôîâ
  Азам обучил отец, дабы сын, оказавшись в непредвиденной ситуации, мог уберечься сам или друзей своих защитить, однако некую информацию все ж приходилось впитывать извне. Жизнь в Королевстве Дориат, оберегаемом Покровом Мелианд, оставила на личности эгла некий отпечаток. Хоть чары и песни, подвластные Банвен, не были доступны эльфу, вызывали в нем жажду миропознания, сколь таковое было ему доступно. Интерес к окружавшему его миру подталкивал Трандуила на всевозможные открытия. Однако Владычица, покровительствовавшая юному эльфу, обучала того не чарам одним лишь, но терпению, вниманию и усидчивости, ведь спешка – то есть первый враг ученика, ибо способна отвлечь и без того не всегда сконцентрированный разум. Тинд внимал речам венценосной Госпожи, и старался совладать с собственным любопытством, хоть унять ‘неуемную’ энергию в полной мере и не мог. Но все ж частые тренировки были небезрезультатны. Тем и славна долгая жизнь эльфийская, что довольно в ней времени для оттачивания навыков и познания мира. А со столетиями и внутреннего спокойствия прибавлялось, а потому и чары тиннеля становились все точней и изящнее. И хотя полного мастерства в том Трандуил так и не достиг, но в час правления его в Эрюн Гален, о могуществе его шла молва среди странников, и едва ли был кто в Рованион, не ведавший о лесном Короле, чьею крепкою дланью храним был Лес и земли близ оного.


Зоркость, чуткий слух, умение общаться со зверем и птицей:
Ç˙îðêîñòü, íî÷í˙îå â˙èäåíèå, ÷˙óòêèé ñëóõ, óì˙åíèå îáù˙àòüñÿ ñî âñ˙ÿêèì çâ˙åðåì è ïò˙èöåé
  Подобные навыки даны многим из Эделлим, а потому сие не было удивительно для эльфа, однако ж сам Трандуил всегда был горд тем, что дало ему эльфийское его происхождение. Хотя данные способности все ж нуждались в развитии и совершенствовании. Зоркость закалялась и стрельбою из лука, но все чаще – наблюдением. Бывало, что отец вынуждал сына часами, а то и днями выслеживать какого зверя и сообщать по возвращении, что делал преследуемый. Обычно выбор падал на таких существ, чей ареал обитания далек от городских стен, норки сокрыты глубоко в земле, ветки высоко над землею, а полет высился над облаками. И нельзя было возвратиться и донести, что зверь скрылся в неизвестном направлении. Имело значение не одно лишь направление побега, но и скорость, с коей двигалось животное, какими дорожками пробегало, какие ветви задевало, как высокого скакало. Важно было и то, кого потревожил зверь своим шумом, кто за ним погнался, кто из оных лидировал в забеге и какова цель погони (на тему развития у сына интереса к воинскому искусству и охоте). И все те события нередко доводилось наблюдать глухою ночью. Но тем интереснее для юного натуралиста. Темнота и таинственность подогревают любопытство. А вот общение с животными далось не сразу, хотя эмоции их Трандуил интуитивно понимал. Но то ли он был глух к их словам, то ли они ему не доверяли, но прежде, чем эльф научился говорить с ними, нужно было то доверие вызвать. Сон под сенью дерев весьма тому сопутствовал. Хотя скорее, то была имитация оного. Однако куда больший эффект возымели прикорм молодняка и забота о гнездах. Верно, лишь тогда в юнце проснулись собственные, не привитые отцом мысли об ответственности. Ведь мы в ответе за жизни, кои от нас зависят.


Телепатия и телепатический барьер:
Ãâ˙àíàó[ò] (òåëåï˙àòèÿ) è Àâàðò (òåëåïàò˙è÷åñêèé áàðü˙åð)
  Чаще используем последний, так как уж собственные мысли и чувства Ороферион считал неприкосновенными, открывая их лишь избранным, тем, кому бесконечно доверял. Но начиналось все с молчания – отцовского молчания. В определенный момент Орофер попросту перестал отвечать на живо интересующие сына вопросы, лишь поглядывая на него многозначительным взглядом. Тогда ребенку приходилось вглядываться в лицо родителя, дабы понять эмоции его и из них уже соткать нить связи с мыслями. Позже довольно было и взгляда, кой, однако, порой все еще отводил от истины. Далее последовали беседы, когда сын мог видеть родителя лишь со спины, тогда же начинал он беседу, прерывая ее на самом любопытном месте и тем вынуждая охотника за разгадками внимать в полную силу. И так с каждым разом все более и более недосказанности переходило в отсутствие необходимости озвучивать всякую мысль, если ту можно было передать собеседнику, дать почувствовать, пронести через себя. То был определенный элемент доверия. И лишь в подобные моменты в знак поощрения за старания отец раскрывал истинные свои чувства. А когда взаимопонимание, подкрепленное обменом информации на совместной охоте, было достигнуто, сыну была поставлена новая задача – обучиться сокрытию собственных дум. И вот тут уж на удивление отца Трандуил достиг хорошего результата за куда меньший, чем ожидалось, срок. Он так хотел научиться скрывать от отца свои мысли, как вначале их занятий делал он сам, что совсем скоро смог удивить наставника. Однако стоило ему снова взглянуть в отцовские очи, как барьер тут же спал. Потому тренировать «отказ» приходилось уже на других, а точнее на тех, кому доверять не приходилось. Хотя обычно эльфы прибегали к аварт лишь тогда, когда сами не желали знать чего-то, но Трандуил впоследствии стал довольно скрытен, а посему нередко перекрывал поток и той информации, коя могла быть изъята из его мыслей и воспоминаний.

  • Oropherion

  • 231
  • 137
  • 22
avatar

Lhûthron ~ Чародей

Thranduil
Oropherion



Мотыльки231 свитки137 Клеверы22




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

10принят

Сообщение автор Thranduil в 11/7/2015, 12:10

Äîïîëíèòåëüíî:
::

Чувствительность органов чувств и анатомические особенности:
Зрение:

  • зоркий, четко различает как близкие, так и крайне удаленные объекты (эмметропия);
  • хорошо видит в темноте (ноктолопия или сумеречное зрение). 

Слух: 
  • способен воспринимать более широкий диапазон частот, в сравнении с тем, что слышит человек, в том числе воспринимает такие акустические колебания, которые уже подпадают под понятия  ультра- и инфразвук (это позволяет ему слышать речь некоторых животных, чьи звуки адан не воспримет вообще);
  • также имеет развитый музыкальный слух:

  1. относительный слух (способность определять и воспроизводить звуковысотные отношения в музыкальных интервалах, в мелодии, в аккордах…),
  2. интонационный слух (способность слышать экспрессию музыки, раскрывать заложенные в ней коммуникативные связи),
  3. гармонический слух (способность слышать гармонические созвучия и воспроизводить их посредством голоса или музыкального инструмента), 
  4. полифонический слух (способность различать в переплетении звуков музыкального произведения одновременно более двух голосов). 

Обоняние:
  • имеет повышенную чувствительность к запахам и хорошую память на них (и если уже вдыхал запах, вряд ли забудет его, хотя и не во всех исключительных случаях способен идентифицировать его правильно, если предыдущий опыт не был закреплен в памяти вербально), в этой связи четко различает уже знакомые ароматы; 
  • связывает запахи с цветовыми оттенками (это позволяет не только лучше различать их, но и надолго запоминать). 

Вкус:
  • помимо восприятия кислого, сладкого, горького и соленого вкусов особенно чувствителен к: 

  1. металлическому привкусу (характерному и свежей крови); 
  2. жгучему вкусу (что также помогает обнаружить яд).  

Осязание:
  • высокочувствителен в плане тактильных ощущений и хорошо различает поверхности объектов на ощупь;
  • восприимчив к температурам (как в атмосфере, так и на поверхности предмета, к коей прикасается); 
  • имеет высокий болевой порог.  

Вестибулярный аппарат: 
  • чутко воспринимает изменение положения своего тела и его движение в пространстве, а потому способен балансировать (удерживать равновесие) практически в любых обстоятельствах.

Амбидекстрия: 
  • обладает способностью выполнять двигательные действия правой и левой рукой с одинаковой скоростью и эффективностью; а потому может исполнить боевой прием синхронно обеими руками.

Знание языков: 
  • Паэс э Тиндрим («Речь Серого Народа») / Тиндрен (годел. Синдарин) («Сероэльфийский») [носитель]:

  1. (Дор)Иатрен («Огражденный») (ранний диалект Тиндрен, распространявшийся на землях Дориат);
  2. собственно Тиндрен (более поздняя форма языка, претерпевшая изменения под влиянием языковой ветви «Мудрых»). 
  3. Годеллен (годел. Нолдорин) («Мудрый») [владеет скудно в сравнении с теми, кто чаще общался с Годдиль]; 

  • Анну́найд (англ. Вестрон) (всеобщее наречие) [владеет достаточно неплохо в силу необходимости вести диалог с носителями языка на официальных встречах]*; 
  • язык некоторых зверей и птиц (преимущественно лесных) [также умеет подражать речи животных];
  • язык знаков и жестов.

Чтение и письмо:  
  • грамоте обучен, а потому способен начертать и прочесть надписи, выполненные с помощью: 

  1. ангертас Даэрон («длинные руны Даэрона»)  {ранее – Дайрон};
  2. тивди э Тиндрим («алфавит Серых Эльфов»):

  ~ времен процветания Огражденного Края (и Белерианда в целом);
  ~ позднего периода становления Лам Эглатон.

Искусство и наука:
Каллиграфия и стихосложение, пение, музицирование и танец: 

  • обучался искусству изящного и четкого письма;
  • не только знаком с эпосом Эделлим, но и сам способен к поэзии;
  • сведущ в музыкальном фольклоре Тинниль, в частности – в песнопениях Элувайт.
  • обучен игре на: 

  1. флейте,
  2. арфе [личное предпочтение];

  • имеет тонкий слух и развитое чувство ритма;
  • хорошо владеет голосом;
  • осведомлен в области фольклорного танца;
  • владеет некоторыми классическими и сугубо региональными его видами.

Картография:
  • без труда читает карты и может собственноручно создавать оные. 

Астрология, толкование снов, ясновидение и яснослышание (телепатия):
  • разбирается в созвездиях и особенностях их перемещения по небосводу [обучался у деда и Владычицы Мелианд {позже – Мелиан}];  
  • видит вещие сны и может истолковать их значение; 
  • способен получать информацию о мире и событиях (прошлого, настоящего и будущего):

  1. из окружения (вода, деревья, камни) [вблизи],  
  2. от собратьев – посредством телепатии (гванаут) [на дистанции]; 

  • обладает прозорливостью и проницательностью.  

Лесничество:
Знание дикой природы, взаимопонимание с животными и дрессировка:

  • может определить:

  1. виды животных, кои могут обитать в пределах конкретного ареала,
  2. виды растений, которые могут произрастать на данной земле, 
  3.  где раздобыть хворост для костра.

  • обладает познаниями о практическом применении лесных ресурсов, что позволяет организовывать вырубку и продажу леса, без вреда для него.
  • умеет:

  1. разжигать костер даже в ветреную и дождливую погоду,
  2. ухаживать за  животными и кормить их,
  3. успокаивать их, если те чем-то испуганы, 
  4. общаться со зверями и приручать их.

  • наибольшего мастерства достиг в общении с: 

  1. птицами, 
  2. лошадьми, 
  3. оленями, 

также хорошо ладит с иными зверями, обитающими в лесу.

Врачевание:
Фитология (растениеведение) и фитотерапия (лечение травами):

  • разбирается в растениях и может определить: 

  1. пригодные к употреблению в пищу, 
  2. ядовитые,
  3. лекарственные.   

  • знает,  где искать те или иные виды, 
  • способен идентифицировать свойства растений. 
  • умеет создавать на их основе всевозможные настои и отвары для заживления ран, укрепления здоровья.

Чары (и молитва):
  • обладает умениями врачевать фаэр (душу) и рау (тело).

Хотя этими умениями чары эльфа не ограничиваются.

Ведение боя:
Владение оружием ближнего боя:

  • владеет:

  1. классическими эльфийскими кинжалами [часто использовал на охоте в лесах Регион и Нельдорет] (мастер – Орофер),
  2. двумя длинными мечами [обучился позже, но именно им отдал предпочтение] (мастера – мечники из края Гондолинд {позже – Гондолин}, посещавшие Менегрос).  
  3.  копьями: 

  ~ классическим копьем (глевия) [использовал по примеру отца, но реже] (мастера – Орофер и гондолиндские копейщики),
  ~ метательными копьями (дротики) (мастера – копьеносцы и метатели дротиков родом из Гондолинда).

Стрелковое (лучное) дело или владение оружием дальнего боя:

  • имеет опыт в создании луков и нескольких разновидностей стрел [к тому же, достиг неплохого уровня в плотницком ремесле],
  • обучен стрельбе из лука [однако впоследствии им практически не пользовался]. 
  • после многочисленных тренировок достиг высокой точности попадания по цели (меткости);
  • способен довольно точно рассчитать траекторию полета стрелы.  
  • может выстрелить в упор, нанеся больше урона.  

Основы тактики и сражения:
  • обладает познаниями об управлении отрядами более тридцати человек, а потому может грамотно расположить войска при обороне места или совершении нападения;
  • обучен сражению как с одним противником, так и с врагом, превосходящим в числе.

Верховая езда и бой на коне:
  • может ухаживать за лошадьми и без труда их седлает; 
  • способен сдержать животное от испуга;
  • умеет уворачиваться в седле;
  • уверенно управляет скакуном с помощью колен, что освобождает вторую руку; 
  • имеет навык по выполнению копейной атаки верхом;
  • умело стреляет из лука, не покидая седла.


Также хорошо развито:

  • чувство направления (хорошая ориентация на местности благодаря знаниям о расположении сторон света); 
  • выслеживание (навык слежки за жертвой без привлечения внимания к себе); 
  • бесшумное передвижение (способность тихо ступать по земле, красться и бежать, не издавая лишних звуков, что могут выдать местоположение); 
  • маскировка и камуфляж (умение легко прятаться на местности, оставаясь вне поля зрения противника);
  • настороженность (способность инстинктивно подмечать знаки, которые другие могут упустить из виду).  
  • бдительность (быстрое обнаружение подкрадывающихся противников); 
  • предчувствие опасности  (способность инстинктивно обнаружить угрозу жизни). 
  • уклонение (быстрота реакции и умение приспосабливаться к новым обстоятельствам, маневренность и ловкость движений);

*Толкин пишет:

  «Язык, представленный в этой истории английским, - это Вестрон, или Всеобщий язык Западных земель Средиземья в Третью эпоху. В течение этой эпохи он стал родным языком почти всех говорящих рас (исключая Эльфов), которые обитали в границах старых королевств Арнора и Гондора: вдоль побережья от Умбара до залива Форохель и вглубь материка до Туманных гор и Эфель Дуат. Он также распространился к северу по Андуйну на земли между рекой и горами до Оболони. Во время Войны Кольца в конце эпохи он все еще существовал в этих границах как родной язык».

  В этой связи, учитывая то, что игроки данного форума являются русско-, а не англоговорящими, адаптацией Вестрона будет принято считать именно русский язык. Следовательно, когда вы используете прямую речь героя на русском, помните: в реалиях Средиземья персонаж глаголет на Вестроне. Это одна из причин, почему правилами обители запрещается заявлять нечто вроде «сказал он на Синдарине», когда как речь представлена на русском аки Вестрон. Однако же использование прямой речи на Анну́найд представителями Эдайн (кв. Атани), то есть носителями языка приветствуется, хотя обязательным не является в силу того, что об этом языке нам известно крайне мало, и он недостаточно раскрыт. Так, если вы адан, то о своем языке скорее скажете «Адŷни» (Adûni), все прочие могут использовать слово «Вестрон» (так как оно уже порядком закрепилось для понимания и является авторским) или «Всеобщее Наречие».

  • Oropherion

  • 231
  • 137
  • 22
avatar

Lhûthron ~ Чародей

Thranduil
Oropherion



Мотыльки231 свитки137 Клеверы22




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

11принят

Сообщение автор Thranduil в 11/7/2015, 12:58

ù˜
5hE2
Naid
Â˙åùè
:

}6cRäl, 9cb,l, 8v9O%lRlô 8v9O1bh c,, c 1lB,l,O
@lO8cfäl, c eð@6l,O 2cD c RcDbä}
y]Gsj`B6 2]ƴ6`B6 1]2 8`Bs`Bj 1]2 qlTg ]G5 ]G q`Bj6`B6
u~V∙ 1]Gdj`B6 ]G ahT7y`B6 w]Gs{ ]G s]Gs{lTj
Ì˙agl˙˙ın d˙aen˙ın tˆad, s˙ıg˙ıl tˆad, peng ann a p˙ıln˙ın,
rhˆı, t˙achl˙ın a c˙orm˙ın a cyr, bang a g˙angel.
thRxjY 2hE5 1~C2= 8x%jT 1~C2= qb$ 2{# `C qjT5%{=
7~B= 1cFjÕ `C z7Õ= wb# `C x5{#jR=-=
Ì˙e˙ıgol d˙a˙ın tˆad, s˙ıg˙ıl tˆad, peng and a p˙ıl˙ınn,
rˆı, t˙echyl a cyr, bang a g˙annel.
Äâà äë˙èííûõ ìå÷˙à, äâà êèíæ˙àëà, äë˙èííû´è ëóê è ñòð˙åëû,
âåí˙îê (êîð˙îíà), áð˙îøè è ï˙åðñòíè, ñê˙èïåòð (ï˙îñîõ) è ˙àðôà.



Äîïîëíèòåëüíî:
:

Мечи: цельнометаллические, однолезвийные, слабоизогнутые с рукоятями для двух рук; удобны для нанесения рубящих ударов.
При изготовлении использованы техники гравировки и резьбы по металлу.
Металл, использовавшийся для их создания, закален чарами, а потому особенно крепок, но легок, имеет высокое сопротивление пламени, практически не подвержен коррозии, в результате чего на нем не остается зазубрин, как на обычных мечах.  
Кинжалы:
Парные, изогнутые, остроконечные, на лезвиях травленый узор (золотое тиснение). Металлическая часть закалена эльфийскими чарами для большей крепости и устойчивости к коррозии. Рукояти также слегка изогнуты для удобства пользования.    
Лук: составной, сердцевина выполнена из древесины тиса,  с внутренней стороны в области рукояти и в местах крепления тетивы лук укреплен пластинами из оленьего рога, а с внешней –  сухожилиями. Покрыт тонким слоем раскрашенной коры с лиственным орнаментом.    
Дальность навесной стрельбы вплоть до 300 метров.
Дальность прямого прицельного выстрела – 150 метров.  
Стрелы:
Крепкие, длинные, остроконечные. Наконечники выполнены в форме листа из сплава олова со свинцом. Древка из падуба остролистного. В хвосте стрелы усиление, что ложится на тетиву. В основании вставка из куска оленьего рога, что добавляет крепости и уменьшает риск разлома из-за сильного натяжения лука при стрельбе.
Оперение из гусиного пера, спиральное. Такая стрела летит точнее.
Колчан: бронзовый узор, изготовленный в технике литья по восковой модели.  
Копье:
Глевия (глефа), длина которой около 9 футов, с латунной филигранью на лезвии из закаленной стали. Навершие укреплено старым колдовством, замедляющим ‘старение’ металла и оберегающим его от ржавчины. Древко из сердцевины остролиста с посеребрением на узорах в виде вьющейся лозы.  
Корона:
В роли короны выступает венок из ветвей, листьев или ягод в зависимости от времени года, в походах его заменяет тиара из переплетающихся посеребренных стеблей терновника с белым камнем с лицевой стороны.
Броши и перстни:
Из серебра, иногда – золота, имитирующие сплетающиеся ветви. Часть из них досталась от отца.  
Посох:
Посох чародея, он же – скипетр как атрибут власти или палка путешественника, выполнен из цельной ветви с навершием из янтаря; поверх набалдашника и понизу древка укреплен металлическим плетением. 
Арфа:
Инструмент имеет плоский деревянный корпус, поверх которого натянуто 12 зачарованных шелковых струн. В момент музицирования на ней рождает услаждающую слух дивную музыку, подобную легкому дуновению теплого вешнего ветерка, отчего в воздухе начинает витать едва уловимый аромат лесных цветов, распускающихся по весне.

  • Oropherion

  • 231
  • 137
  • 22
avatar

Lhûthron ~ Чародей

Thranduil
Oropherion



Мотыльки231 свитки137 Клеверы22




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

12принят

Сообщение автор Thranduil в 11/7/2015, 13:22

Пункты 10-11 Мастер не заполняет в силу того, что ему и так хорошо известно, что он читал и писал. И так как принятие самого себя, а уж тем более – собеседование с самим собой было бы шизофренией, данные пункты опускаются.

Краткий словарь терминов, использованных в Повести:
Эгл [egl] – «эльф»;
Эглат [eglath] {позже – эглайн [eglain]} – (все) «эльфы» {(много) «эльфов»} (в речи годиль использовалось в значении  «оставленные» / «покинутые» наравне с их собственной формой ‘Хекэльди’ [Heceldi]);  
Эгладрен [Egladren] или  – Эгладорен [Egladoren] – (синд.) «эльфийский» <язык> или <наречие> «Эгладора»  (на устах мудрых звучало как – ‘Хекелдин’ [Heceldin]), возможная русифицированная форма записи – Эгладорский.  
 
Тинд [Thind] {позже – тиннэль [Thinnel], тиннэдель [Thinnedhel]}  – «серый»  {«серый эльф»};
Тинниль [Thinnil] – «серые»  (то же, что и ‘Синдар’ на языке Мудрых);
Тиндрим [Thindrim] – «Серый Народ»;
Тиндрен [Thindren] – <язык> «Серого Народа» или «Сероэльфийский» (среди «Мудрых» был известен под названием ‘Синдарин’ [Sindarin]), возможна р.ф. – Синдарский.  
   
Годиль [Gódhil] – «изгнанники, владеющие знаниями» (в их собственном наречии – ‘Этьян͂голди’ [Etyañgoldi], хотя по сути соответствует и тому же ‘нолдор’ [ñoldor] – «знающие» / «мудрые», <изгнанные из Неискаженного Царства>);
Годеллен [Gódhellen] – <язык> Мудрого Народа (в речи носителей – ‘Нолдорин’ [Noldorin]);
 
Денил [denil] {позже – дэйн [dein]} – «зеленые» (они же ‘даньяр’ [danyar] или  ‘нандор’ [nandor]);
Данас [danath] – (все) «зеленые эльфы»,   
Данвайт [Danwaith] – «Зеленый Народ»;   
Паэс э Дадрим [Paes e Dadhrim] – «Речь Зеленого Народа», возможная русифицированная форма записи – Данианское Наречие; 
 
Эвайр [evair] – «Отказавшиеся» <следовать в Благословенный Край> (то же, что ‘авари’ [avari]);
Аваррим [Avarrim] – «Отвратившийся Народ».
 
Хадод [hadhod] или ногот [nogoth] –  «гном» (аналог слова ‘кхузд’ [khuzd]);
Хадод [hadhod], хедюд [hedhyd] или Нэгют [negyth] – «гномы» (синдаринизированная запись гномьего слова ‘кхазад’ «khazâd» , у «Мудрых» – ‘касариcasari);  
Хадодрим [Hadhodrim] или Ноготрим [Nogothrim] – «Народ Гномов».  
Форма, выражающая презрение:
Наугль [naugl] {позже – ‘науг’ [naug]} или ‘науголь [naugol] – «карл» или «карлик», «недоросток»;
Науглин [nauglin] {позже – ‘ноэг’ [noeg]} – «карлы»;
Наугрим [Naugrim] – «Народ Карлов».  
Энфенг [enfeng] – «Длинобороды» (это прозвание касается исключительно рода Дурина);
Анфангрим [Anfangrim] – «Народ Длинобородов».
 
Те́у [têw] или танн [tann] – «письмо»/ «буква»/ «символ» / «литера»,
Ти́у [tîw] или  тайн [tain] – <несколько> «литер» / «письменных знаков», 
Теват [téwath] – <все> «символы» / «знаки» (аналог квенийского ‘Тенгвар’ [Tengwar]),
Тивди [Tiwdi] или Те́вди [Têwdi] – «Алфавит» (у Мудрых – ‘Тенгванда’ [Tengwanda]). 

  • Oropherion

  • 231
  • 137
  • 22
avatar

Lhûthron ~ Чародей

Thranduil
Oropherion



Мотыльки231 свитки137 Клеверы22




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

13принят

Сообщение автор Спонсируемый контент



Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения
...