Важные ссылки



2920. Положь, где взял, аспид!

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

1

Сообщение автор Kili в 2/6/2016, 14:49

Действующие лица:
Дис, Кили, Трор (NPC)
Место действия:
Синие горы. Жилище королевской семьи
Дата событий:
2920 Т.Э.


Описание сюжета:
Кили по молодости немного бесшабашно относится к драгоценным фамильным реликвиям, которыми дорожит семья. Гном злонамеренно (хотя без злых мыслей) умыкает реликвии, с которых Дис трепетно сдувает пылинки и строго запрещает сыновьям даже прикасаться к ним. Разумеется, использует Кили дорогие вещицы не по назначению. Однако фамильными ценностями эти вещи являлись не просто так, ибо некогда принадлежали самому Трору, и хранили их как вечную память о дедушке. Чего никто не знал: дедушка действительно порой в виде духа витал вокруг них, и, сохранились бы реликвии в целости и сохранности чуть дольше, Трор бы может и спустился к домочадцам и рассказал, где в своё время потерял Аркенстон, чтобы скорее нашли. Но этого не произошло. А всё потому, что... но не будем забегать далеко. Ибо не знаем сами.
Примечание: Трор выступает в качестве призрака.
  • To see Erebor and die

  • 143
  • 32
  • 23
avatar

Curunír ~ Мастер.

Kili
To see Erebor and die


Мотыльки143 свитки32 Клеверы23




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

2

Сообщение автор Kili в 2/6/2016, 14:52

Перетаптываясь с ноги на ногу в страшном нетерпении, гном еле дождался, пока деловой цокот каблуков Дис стих в дали. Высунув в данной очерёдности — нос, лохматый колтун, глаза, уши, остальной дварф — себя из-за угла перед опочивальней матери, добрый молодец воровато огляделся, извлёк из карманов широких штанин, точнее, одного из них, аккуратную копию ключа от добротной дубовой двери, строптиво отделяющей его от волшебного мира в тайных чертогах за ней. Ключик вошёл бесшумно, повернулся легко — не даром кузнец неделю кроптел над замысловатой бородкой — дверь надменным скрипом показала, что совершенно не согласна с сим актом наглой самовольной интервенции, но открыла доступ в святая святых. Кили юрко прошмыгнул в прохладные покои и затворил за собой безмолвную стражницу.
Куда идти и где искать он знал. Пару недель назад, влетев после короткого стука в спальню матери слишком проворно, он успел заметить, как та убирала знакомую с пелёнок шкатулку в особое отделение в массивном антикварном шкафу, занимавшем почти всё пространство одной из стен обширной комнаты. К нему, не долго думая, он сейчас и направился, молясь Создателю, что тайник будет не запертым. Нашарить добросовестно выработанную дверцу оказалось не из лёгких, но после минут усердного пальпирования и постукивания дерева, тонко пахнущего чем-то приятно-терпким, Кили нашёл тонкую, с волосок, щель створки. Потыкав вокруг да около, гном с лёгким щелчком отворил тайник, и вот она! В его руках тяжелела вожделенная шкатулка — мамина десница ока, то, что им с братом никогда не доставалось в хищные лапы, но было увито такой гущей легенд, что со временем стало предметом абсолютной одержимости младшего принца.
Кили хлопнулся на пол прямо где стоял и с трепетом погладил диковинные инкрустации и резьбу на крышке, словно собираясь протянуть этот долгожданный момент, испить его целиком, смакуя каждую деталь. Поднял крышку и судорожно сглотнул в предвкушении — в бархатном чреве кубышки хранилось то, что осталось от великого прадеда — несколько колец, мифриловый пояс, заколки разного калибра, какие-то бумажки — мать иногда показывала сыновьям это великолепие, спасённое из пожарища Эребора, но в руки, по непонятным причинам, не давала. Этим-то и вызвала сей инцидент, подтолкнула, можно сказать, сына на фаршмачный взлом. Но этот уже забыл всё кругом, склонился над сокровищем жадной горбатой фигуркой, затаив дыхание и не зная, что залапать первым. Выбор пал на массивный перстень со смарагдом такой дивной огранки, что у даровитого хобби-ювелира отвисла челюсть. Кили вертел диковинку, разглядывал на свет, отводил руку подальше, прищурившись, подносил в упор к глазам, закрывая один, крутил и чуть-ли не разнюхивал. В конце концов гном поскрёб ногтем о густо зелёную грань камня и... БА-БАХ!!!!!!
  • To see Erebor and die

  • 143
  • 32
  • 23
avatar

Curunír ~ Мастер.

Kili
To see Erebor and die


Мотыльки143 свитки32 Клеверы23




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

3

Сообщение автор Dis в 2/6/2016, 15:34

Чудный вторник конца августа обещал быть вполне неплох. Утренняя возня была частично переделана. На кухне пыхтело губчато-ноздреватое тесто и даже уже, собственно начинало настойчиво переть из кадушечно-дубового заточения. Двадцатифунтовый кубик свежего масла приятно желтел в леднике, а из дымохода  задорно виднелись, нанизанные на шпагат, гроздья свиных хвостиков и ушей – в подготовке предстать к ужину заманчивой закуской под свежее пиво.
Груда штанов и носков отмокали в железном чане – осталось лишь заслать кого-то из подвернувшихся  отпрысков за совком щелока, а позже, успеть не упустить их, сразу превращающихся в стремительную тень и заставить работать.
И вот тут случилась новость, заставившая мадам Дис изменить планы, так красиво нарисовавшиеся картиной умиротворенного созерцания рунических прогнозов и записывания оных в замшевый талмуд убористым бисерным почерком, на совершенно противоположные.
Заметив, как Кили быстренько расправился с овсяным клейстером на завтрак, предварительно вывалив в него все, что, по его мнению, обладало вкусом и могло заставить его поглотить эту полезную «пищу здоровых богов», начиная от горшка меда, заканчивая беконом и сушеным кизилом. Вывалив в луженый желудок эту бурду и, не найдя варенья, дабы закусить, младший  полирнул все это сверху горшечком сливок, заготовленным для десерта и ретировался столь стремительно, что буквально испарился в воздухе, увильнув по своим киличным делам. Дис осталось лишь уповать на появление старшего, который неожиданно опаздывал к столу.
В надежде пресечь бегство потенциальной «белокурой прачки» принцесса донесла свое подгорное Высочество до филиных покоев и тут-то ей открылась истина, грозящая превратить дальнейшие события дня в драму и приоткрывающие тайну исчезновения вишневого варенья.
То что, видимо, являлось старшим наследником лежало, скрючившись, поперек резной кровати и глухо стонало. Голова страдальца была закопана в недра огромных подушек. Откинув в сторону пуховое прикрытие, на Дис явило лик…Ликом  старшего сына, однако, назвать это было сложно. Левая щека по-хомячьи растеклась по поверхности, захватив отчасти и площадь под глазом да и сам глаз, оставив лишь свиную щелку. Дис охнула и всплеснула руками:
–  Ах вот оно что!? Так, сейчас я все решу!
От этих слов на Дис тревожно и сине полыхнуло не затронутое флюсом око и последовало мычание. В попытке возразить Фили попытался яростно жестикулировать, но глухо и по-индюшачьи забубнив, вновь откинулся в подушку. Принцесса вылетела из спальни и уверенно зацокала в мастерскую.
Собственно такова причина, заставившая Принцессу отправиться в кузницу и, напялив кожаный фартук кого-то из своих ребят, приняться за работу. Умело выхватывая из горна раскаленные пластины и постукивая молоточком, Дис колдовала  панацею от зубовных страданий. Честно говоря, она давно собиралась это сделать, да только не доходили руки. Саквояж из кабаньей кожи, полный нужных приспособ для медицинских экзекуций доставшийся ей в наследство от бабушки, был предусмотрительно растащен двумя «паразитами» еще в детстве. Последний раз Дис видела маленькие зубовные клещики – то, что она сотворяла сейчас, в груде ореховой шелухи, после чего, они благополучно канули в небытие. Куда делать дедушкина клизма с золотым наконечником из бычьего пузыря, оставалось только догадываться.
Любопытство, как отличительная черта гномьего рода, хоть и припрятанная за некоей маской холодности и пренебрежительности, тем не менее всегда побулькивает в крови у кхазад. Более того, у иных она даже является катализатором проблем и основной причиной неприятностей.
Судя по всему, это качество занимало львиную долю в диаграмме характера  Младшего наследника, не имеющего никакого удержу до исследования материнских тайников, кубышек и нычек. Процентное отношение неприятностей, получаемое в результате подобных операций Кили, зашкаливало, но не рассматривалось, как повод остановится или как-то умерить пыл. В 16 лет, наткнувшись на пузырек с настоем из чернильных орешков у матери в секретере и, решив, что это средство для ращения вожделенных усов, не имея терпения правильно открыть хитроумную пробку, Кили, резко дернув, получил фонтан иссиня-черных брызг, изобразивший причудливый боевой узор на физиономии. С ним он был вынужден жить 2 недели, стараясь не покидать свою комнату и, получая изрядную порцию колкостей и хохота, в первую очередь от братца Фили.
То, что хранилось в самой заветной шкатулке Дис, береглось ,как зеница ока, хотя – разве это аргумент или преграда для желания изучить и полапать содержимое, подкрепленное выражением : «глаз даю».
Размышляя за работой над этой проблемой, Дис попыталась успокоить себя, что нынешний замок на ларчике сбережет содержимое от загребущих волосатых ручек младшенького.
«Орудие Моргота» было почти завершено. Принцесса отстукивала последние «штрихи» и эхо отвечало звонким гулом. Но внезапно, раздался громкий хлопок, совершенно очевидно не связанный с процессом изготовления пыточного инструмента. Рисуя в уме самые плачевные картины – а живя в таком семействе, оптимистичные прогнозы строить не приходилось, Мадам Коваль плеснув в горн ушат воды, подхватила юбки и, сбрасывая на бегу фартук рванула в сторону выстрелившей неприятности.
  • ...

  • 185
  • 31
  • 25
avatar

Curunír ~ Мастер.

Dis
...


Мотыльки185 свитки31 Клеверы25




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

4

Сообщение автор Thror в 2/14/2016, 01:26

— Да взрастут наши потомки во славу великому Дьюрину и ... — поднятая чарка задрожала в вытянутой руке и грохнулась на скатерть, заливая сидящих за столом бородачей отменнейшим элем. Старики понимающе закивали головами, обмакнули салфетками подмоченные наряды с носами и прозаически перевели взгляды на следующего оратора. Трор этого уже не видел. Его развернуло, вскинуло и куда-то понесло. Король терпеть не мог этих выкрутасов, поэтому уже в полёте приготовился обрушить на недоумка на другом конце воронки, как он её называл, праведный гнев и преподать урок хороших манер тому, кто по неосторожности и легкомыслию нагло утянул короля со славного пира и от благодарных, неустанных ушей.
Не слишком элегантно и с ушераздирающим крахом вывалившись по другую сторону загадочного портала, почивший владыка Эребора выяснил, где верх, где низ, наскоро поправил корону, распушил усы и бородy, состряпал самую что ни на есть грозную мину, свёл кустистые брови и гневно раздул ноздри (в давние времена сия комбинация качественно вводила подданных в кататонический ступор). С этим воистину ужасным воплощением гнева на лице Трор царственно огляделся на предмет нарушителя королевского покоя — куда на сей раз занесло его треклятое обязательство? Виновник внеочередного наряда обнаружился безмятежно сидящим на полу у огромных размеров разверзнутого платяного шкафа и разглядывающим внезапного гостя с превеликим интересом. Достойный гном вознегодовал — пробудившийся от дремы дух последнего правителя Эребора испытывал невероятно сильную потребность заставить повинного выложить недюжинную порцию кирпичиков, поседеть, задрожать или каким либо другим соответствующим образом показать свой ужас, и не привыкший отказывать себе в таких желаниях Трор поспешил выразить свое недовольство в задушевном рыке с подвыванием. Однако должного действия махинация его не возымела — темноволосый молодец на полу перед ним совершенно не собирался бояться. Даже на оборот — молодой гном с таким дерзким любопытством выставился на государя, что тот непростительно ослабил напряжение в бровях и в свою очередь стал разглядывать своего неубедительно бородатого оппонента. Но не угас ещё огонь в добросовестно вымуштрованном горне — царь поспешно подобрал всю свою подрассыпавшуюся духовность и грозовой тучей склонился над гномом, уже раскрыв было бесплотный рот под такими же бесплотными усами, чтоб наконец-то высказать этому разгильдяю всё, что он о нём думает, когда его взгляд упал на обхваченный чумазыми пальцами сундучок.
— Ррррразрази меня искрой!!! — взвыл досточтимый потомок Бессмертного и ткнул полупрозрачным перстом в блестевший на дне шкатулки скарб, — Чтоо-о делаешь ты, несчастный сморчок, с МОИМИ вещами!!! Кто позволил тебе, червь болотный, тибрить царские регалии, безбородый ты индивид, тролль тебя затопчи! — дух вложил в голос всё своё бешенство, а всклокоченные брови взлетели над яростно вращающимися глазами. Надо признаться, он был очень доволен собой в этот момент, давая волю праведному гневу, — Кто ты таков, отвечай немедля! Кто меня вызвал и где я?!!
  • Аркенстон мой!
  • N P C
  • 6
  • 2
  • 1
avatar


Thror
Аркенстон мой!
N P C

Мотыльки6 свитки2 Клеверы1




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

5

Сообщение автор Titania Длиннобород в 2/14/2016, 02:43

Титания Кобальтовна Длиннобород в бытность проживания на бренной Средиземской земле, была женщина склада матриархального, характера обстоятельного, придирчивого, даже можно сказать сурового до самых что ни на есть булыжниковых граней. Компромиссность считала за отсутствие воли, упрямство, возведенное в кубическую степень – проявлением силы духа. Дожив до весьма почтенного возраста все, свойственные гномьему народу сомнительные качества и отрицательные черты приняли в ней столь живое участие, что дама сия являла собой образчик ворчливости, жадности, властности и Махал его весть чего. Своего незабвенного супруга короля она пилила и доставала нещадно, совершенно не принимая во внимание его венценосное положение – скорее наоборот и громогласно заявляя, что «за великим гномом всегда стоит великая гномка и желательно с половником».

Отправившись в потустороннюю обитель вовсе не по причине прицельного попадания огнеметной атаки северного ящера, как было написано в некрологе для публики, а в результате удушения сливовой косточкой, застигнутая врасплох этим самым нашествием чудища, в момент увлеченного поглощения этих самых слив.
Пристально всматриваясь из иных обиталищ за оставленным без ее опеки мужем, наблюдая, как расслаблялся покинутый благоверный, Титания сотрясала топотом замогильный паркет, кидалась заупокойной казенной посудой и выжидающе посматривала прогнозы и новости на полотнище Вайрэ. Король горевал не достаточно горестно, скорбел недостаточно скорбно, рыдал недостаточно...вернее вообще не рыдал, а вовсю "предавался порокам". Потирая пухлые ручки и приговаривая: "как отольются Трорушке Титанюшкины слезки, пресловутые сливы, ее опаленная борода и отсутствие положенного пафосного погребения", уважаемая экс-королева Эребора несомненно служила причиной частой икоты и несварения желудка у пока еще проживающего на белом свете Короля.
Справедливости ради, нужно уточнить, что некий «драконий недуг» диагноз, в крайней степени сомнительный, был спровоцирован у Трора все той же чрезмерной «запасливостью» Титании. Даинул, при всей внешней властности и грозном виде, превращался в недельного агнца в покоях своей супружницы. Трор, обезумевший от нападок жены и ее требованием повысить добычу золота в разы и выполнить обещанный план кхазадской пятилетки, а после обнаружения редкого камня Аркенстона, дичайше повысившего ее самооценку, заставил бригады шахтеров работать фактически без выходных. Можно с уверенностью заявить, что «проклятие Дьюрина» намбэ ту, это была Титания Длиннобород собственной персоной и, кстати, еще неизвестно, не намбэ ван ли. Да и некоторая пожизненная угрюмость внука Торина, была обусловлена присутствием воспитательных элементов в довольно приличных пропорциях в совсем уж не безмятежные детские годы.

И вот случился скорбный день. Скорбный для всех православных кхазад, провожающих в последний путь Трора, трагически павшего на поле боя. Плач и вой раздавался среди рядов вояк, всхлипы и срежет зубовный с потусторонней стороны. Такой поворот событий совершенно не входил в эфирные планы духа Титании Кобальтовны. Король-воин, павший, как достойный герой, по распределению отправлялся прямиком в уютные пировальные пивоварные хоромы Мандоса, куда всяким женам и прочим мадам, не заслуживающих непосредственно славы и не явивших иных достижений, вход строго воспрещался. Однако госпожа "Напасть всея рода гномьего" совершенно не собиралась мириться с этим непреложным правилом.
Скверный характер настолько раскачал гробовое спокойствие Хозяина «того Света», что, доведенный вала позволил ей вытребовать себе регулярные свидания в мужскую часть загробной обители.

И вот, в аккурат в момент явления на побывку к мужу, заранее уготовив сценарий для аутодафэ, Титания уже фактически открыла рот и…фьють. Жертва совершенно наглым образом телепортировалась от жены, оставив после себя пустую скамью, клочья пены на столе и зеленоватый дым, клубившийся перед носом пыльными зигзагами.
–  Я все равно найду тебя, старый греховодник – яростно чихая взвизгнула гномка и злобно покосилась на собутыльников испарившегося благоверного. Старики поперхнулись элем, отшатнулись и затрепетали мерцающими белесыми призраками
  • ...
  • N P C
  • 5
  • 1
  • 0
avatar


Titania Длиннобород
...
N P C

Мотыльки5 свитки1 Клеверы0




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

6

Сообщение автор Kili в 2/15/2016, 00:14

Очнувшись на полу, Кили сразу то и не понял, что к чему, где и за что. Все участки на теле чувствовали себя в отличном, соответствующем проектировке расположении, цело и комфортно — значит, похмелье не могло быть причиной аута. Но откуда перед ним возникла зыбкая фигура, полупрозрачная и бледная, будто одна из тех, что он привык видеть по возвращению из таверны, гном объяснить себе пока не мог. И поэтому выставился на привидение в ожидании толкового объяснения незваного визита.

Но туманный феномен очень неуважительно объяснять ничего не стал, а принялся вопить, словно его пытали и жестоко расчленяли на куски. Да ещё трудноразборчиво и с такой интонацией, будто он не алкогольная туманность у мамки в шкафу, я прям само светлейшество Король-под-Горой, вот. Эта мысль пришла озадаченному гному, когда он разобрал на голове прозрачного посетителя то, что он сначала принял за рога. И в самом деле, у духа на голове была взаправдашняя корона! Ну и дела!

И к тому же гость был странно и смутно напоминал кого-то знакомого, вот только кого именно, Кили вспомнить никак не мог. Трора парень, естественно, в глаза не видел, а на портрэты маслом гномы мастерами не были. Все, что он знал о великом прадеде, сложившем голову при Азанулбизаре, черпалось из замогильным голосом поведанных рассказов Торина и матушки, остальное он рисовал в воображении сам. Поэтому, не признав родовитого предка, Кили на всякий случай пододвинул сидящий на ковре зад немножко в сторону и украдкой оглянулся на предмет ловкого маршрута для драпака.

— Чего? Кого? Ты что несешь, шальной? Да какие это твои вещи?! — вознегодовал гномик и уже вовсю принялся разглядывать "гостя", уверовав, что раз не прибили сразу, значит шанс еще есть, — Тут мой дом, значит и вещи тоже мои! — на правах младшего хозяина эта неправда была вполне легитимной, и Кили, уверенный в своём превосходстве, как в том, что он есть гном, попытался убить злополучное привидения взглядом. Пускай болтает, стращает глазами и трясет руками, дракон с ним: под треп только спится лучше, — решил для себя младший, хмуро взирая на странно трясущееся в тумане тельце бородатого деда. Тут хoзяин Кили, и он не позволит вопить на себя каким-то дымчатым стариканам в коронах!
  • To see Erebor and die

  • 143
  • 32
  • 23
avatar

Curunír ~ Мастер.

Kili
To see Erebor and die


Мотыльки143 свитки32 Клеверы23




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

7

Сообщение автор Dis в 2/16/2016, 03:33

Выбивая кабуками привычный степ, Дис мчалась в сторону  выстрелившей неизвестности. То, что эта неизвестность неприятная, сомневаться не приходилось. Испытывая всю полноту ощущений, словно бухнувшейся за шиворот охапки снега, чувствуя в районе солнечного сплетения неприятный холодок. В голове, хаотично роясь, толкались различные догадки, относительно неведомой причины происшествия.

Перемещаясь в хитроумном улье дворцовых закоулков и коридоров, Дис двигалась, согласно траектории обнаружения самых вероятных «огневых» точек.
Первым пунктом значилась территория кухни. Зажмурив глаза, принцесса осторожно приоткрыла массивную, прокопченую дверь. Но нет, тут все было спокойно. На плите, на маленьком огне, мирно дремал чугунный чан с кипятящимся исподним гномьего семейства. Рубаха Торина вздулась над поверхностью кастрюли огромным пузырем. Время от времени, котел издавал вполне умиротворенное, тихое бульканье. Пахло щелоком, мокрой шерстью и иными жизненными запахами – но не неприятностью.
Минуя длинный обеденный стол и пройдя вдоль скамеек и рядов столов разделочных можно было попасть в святая святых – сокровищницу или благодатное продуктовое чрево подгорного жилища – кладовую припасов Дис. Стратегический запас, пополняемый неугомонной хозяйкой дворца – залог жизнеспособности его обитателей.
Владычица желудков заглянула туда на всякий случай, для успокоения.
Шеренги склянок, горшков и кульков  со всевозможными припасами ровно выпятили свои дутые бока в идеальном порядке. Знала бы Дис, что дальние "войска"  за первым рядом,  уже понесли ощутимые потери при содействии двух отчаянных прожорливых мародеров.
Ничто не взорвалось, не перекисло и дремало в ожидании своего часа и новых набегов троглодитов.
Дис выглянула во внутренний двор – мелькнула мысль о последнем изобретении Двалина.
Паровая машина родственника вызывала недоверие и особенную неприязнь: все эти скрежещущие шестерни и визгливые фальцеты трубочных железних кишок. Но Дис вспомнила, что намедни, она департировала того вместе с морготской машинкой  на дальние полигоны испытывать нервы Всевышнего, заместо своих. Да и у отпрысков исчез соблазн лишиться конечности или иной какой части туловища..

А может все же это….И вот неведомое Это  – беспокоило Дис больше всего.
Ноги сами понесли ее к комнате младшего принца, от неуемной любознательности которого, можно было ожидать чего угодно, но странный едкий дым, что стелился из-под ее собственной двери, не дал ей достичь покоев  Кили (что оказалось – risus fortunae – счастливым совпадением для последнего, ибо кхазадское рыльце Принца было в пушку, а если быть точным, то в варенье, пирогах и особо дорогой бобовой муке, истребленной принцем на клейстер, об использовании которого, Дис, особенно нежелательно было узнавать).
Принцесса Синих гор распахнула дверь и взору ее открылась картина.
Вся комната была заполнена едким, неведомым то ли дымом, то ли паром, фосфорицирующим  какими-то потусторонними зеленоватыми цветами. На полу, весь в пятнах оттенка камуфляжа, включая лицо и фрагменты костюма, сидел ее младший сын, с изменившейся и даже какой-то потрясенно-гневной физиономией и жестикулировал.
При всем этом, Кили вел  странную беседу на повышенных тонах, бросая сердитые реплики плотным клубам загадочного эфира, даже не заметив пришествие родительницы.
По всем внешним признакам и при беглом осмотре становилось очевидно, что младший наследный принц был в преображенных покоях совершенно один.
Дис уже готова была сказать пару "ласковых слов" чадушке, но внезапно, словно бы из эпицентра тумана, ей послышался: Чих и клубы, даже как-будто рассеялись, заставив принцессу застыть с открытым ртом и неозвученным вопросом прямо на пороге.
  • ...

  • 185
  • 31
  • 25
avatar

Curunír ~ Мастер.

Dis
...


Мотыльки185 свитки31 Клеверы25




Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

8

Сообщение автор Спонсируемый контент



Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения
...